Джамиль Афетович Рзаев. Здесь ценят профессионалов и любят учиться.

Новосибирский Федеральный Центр нейрохирургии только начал писать свою историю – в сентября ему исполнилось два года. Но он уже вышел на свою проектную мощность – 4 тысячи операций в год, причем все они относятся к категории «высокотехнологичных». И даже планы, как и куда развиваться дальше, у коллектива тоже есть. О дне сегодняшнем и планах на будущее – разговор с главным врачом ФНБУ «Федеральный центр нейрохирургии « МЗ РФ Джамилем Афетовичем Рзаевым наш разговор.

— Расскажите немного о том, что представляет и себя Ваш центр?

— По сути, это хирургическая больница на 95 коек, которая призвана оказывать исчерпывающую хирургическую помощь больным неврологического профиля. Первые операции мы сделали в декабре 2012 года. В этом году работаем уже на полную мощность. Думаю, выполним чуть больше четырех тысяч операций. У нас пять клинических отделений, поликлиника на 100 посещений в день. Среднее время пребывания в клинике – чуть меньше 8 дней. У нас пациент поступает, его на следующий день, как правило, оперируют. Вообще, в центре неплохие показатели. К примеру, послеоперационная летальность – 0,15% , а осложнения – 2,5%.

Если говорить о наших отделениях, то среди них есть уникальные. К примеру, у нас имеется детское отделение. Детских отделений нейрохирургических вообще мало. И наше – это большое подспорье для всей нейрохирургической службы Сибирского федерального округа. Что касается патологий, лечением которых оно занимается, то список этот обширен. Это различные пороки развития, родовые травмы, разные формы водянки головного мозга, опухоли головного мозга.

Поскольку пациенты отделения – дети, то мы постарались создать им особые условия пребывания: в отделении работают специалисты, которые занимаются игро- и арттерапией. Для детей регулярно проводятся праздники, есть библиотека с большим выбором детской литературы, на территории центра оборудована детская площадка.

Кроме того, у нас четыре взрослых отделения. Это отделение спинальной нейрохирургии. Хирурги, которые там работают, владеют всем спектром спинального хирургического лечения – от банальных грыж дисков до огромных опухолей и сложных деформаций позвоночника.

Есть отделение сосудистое. Там тоже выполняется большое количество операций. Причем как открытых, так и эндоваскулярных. Там же делают операции на сонных артериях и крупных сосудах позвоночника.

У нас есть онкологическое отделение, где занимаются оперативным лечением опухолей ЦНС. Причем любой локализации.

Есть у нас еще отделение функциональной нейрохирургии. Оно в каком-то роде уникально. Их в России всего два. У нас и в Тюменском федеральном центре нейрохирургии. Конечно, есть отдельные врачи, которые занимаются функциональной хирургией. Но это именно врачи, а не отделения. А у нас много технических возможностей для лечения пациентов с болезнью Паркинсона, с различными дистониями, с хроническими болевыми синдромами.

— Какое место занимает поликлиника в структуре центра?

— В поликлинике происходит отбор пациентов на хирургическое лечение. К нам ведь попадают разными путями. В основном, пациенты приходят по направлениям из поликлиник города, области или соседних областей. Часть пациентов сами записываются на прием через регистратуру. Часть пациентов мы консультируем заочно – они присылают нам медицинскую документацию. Это, конечно же, касается пациентов из отдаленных регионов. Ежедневно через нашу поликлинику проходит до 150 пациентов. И мы работаем и вечером, и по субботам.

— Платные услуги вы оказываете?

— Для граждан России помощь у нас бесплатная. А граждан других государств мы лечим на хозрасчетной основе.

— Вы в центре занимаетесь научной работой?

— У нас новая больница со всеми плюсами и минусами нового учреждения. Плюсы в том, что здесь все новое, очень комфортные условия для пациентов. Минусы как раз в том, что еще не сформирована своя школа. Чтобы заниматься наукой, нужно только желание и время. Желание у нас есть. Но это не делается все быстро. Нужно время для научных исследований, которые постепенно приводят к созданию практических вещей. Что у нас есть уже сегодня – большие образовательные возможности. Мы являемся клинической базой медицинского факультета НГУ, клинической базой кафедры нейрохирургии одного из московских медицинских вузов. В планах – стать клинической базой кафедры лучевой диагностики одного из петербургских медвузов. У нас широкие связи. Ежемесячно проходит несколько образовательных мероприятий. К нам постоянно приезжают наши коллеги из других регионов и из-за рубежа, наши врачи ездят в другие клиники. Это научно-образовательная часть нашей работы. И это постоянный процесс.

— Вы проработали два года. За это время уже стало ясно, чего не хватает?

— Да. К примеру, пациент с опухолью головного мозга не может получить у нас полного лечения, потому что мы ограничены только хирургией. Мы его оперируем, и для дальнейшего лечения – химиотерапии, радиотерапии – передаем на территорию. А хотелось бы, чтобы весь необходимый объем помощи он получал в одном месте. И я надеюсь, что в дальнейшем так и будет. Нас и Минздрав РФ в этом поддерживает. Но для этого надо еще одно здание. Сделать это можно, используя механизмы частно-государственного партнерства. Такие планы есть.

— У вас большой коллектив?

— Чуть меньше 500 человек, врачей 75-78 человек. Но если завтра появится грамотный нейрохирург, то ему найдется место в нашем дружном коллективе.

— Традиции какие-то начали складываться?

— У нас складывается традиция много учиться. В Центре зеленый свет для врачей, которые хотят учиться. У нас целая программа, по которой врачи ездят в разные города и учатся. А еще Центр поддерживает тех врачей, кто ездит на конференции с докладами. Такая традиция, такое правило у нас складывается.

— Вы сами человек приезжий. Привыкли к Новосибирску? Уезжать не собираетесь?

— Новосибирск мне нравится. Большой интересный город. Семья моя тоже здесь. Старший ребенок даже успел в Новосибирске школу окончить и в вуз поступить. Уезжать пока не собираюсь. Чтобы больницу построить, два года мало. Надо минимум лет 7-8, чтобы появились зачатки школы. У нас основная проблемы сейчас в том, что очень много временщиков везде. Я к их категории не отношусь.

Марина ЕсиковаM

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *