Вардосанидзе Виктория Викторовна. Чтобы быть хорошим врачом, надо этого хотеть.

Вардосанидзе Виктория ВикторовнаВрачебный стаж Заслуженного врача РФ, отличника здравоохранения, кавалера Золотого Почетного знака «Достояние Сибири», медали за заслуги перед Отечеством, врача-невролога высшей квалификационной категории, заведующей центром экстрапирамидных заболеваний Виктории Викторовны Вардосанидзе составляет 55 лет. Полвека жизнь ее связана с городской поликлиникой № 1. У нее нет ученой степени, но при этом она один из самых известных неврологов Новосибирска. По словам Виктории Викторовны, главным в ее жизни всегда была семья. Тем не менее, практически на общественных началах она создала центр лечения пациентов с экстрапирамидной патологией. Обо всем этом Виктория Викторовна рассказала для читателей нашей газеты.

— Что повлияло на выбор Вами профессии врача?

— Я окончила школу в Караганде. У нас там было три вуза – Горный институт, педагогический и медицинский. Понятно, что горный отпадал сразу. Педагогика меня как-то не особо привлекала, поэтому я поступила в медицинский институт. Я ко всему, что делаю, отношусь ответственно. Поэтому училась хорошо, была активной студенткой. К тому же медицина, на мой взгляд, это женское дело. За исключением, может быть, хирургии и травматологии. Там все же еще и физическая сила нужна.

— Почему Вы выбрали неврологию?

— После окончания института меня распределили в областную ВТЭК, так раньше назывались комиссии по медикосоциальной экспертизе. Что, в общем-то, было не совсем обычно. Все же это экспертная работа, которая требует и глубоких знаний, и определенного опыта работы. Там я как-то и включилась в неврологию. Поняла, что это очень сложная и тонкая наука. А поскольку я всегда выбирала что-то посложнее, то вот выбрала неврологию. Даже работала потом в Караганде неврологом в клинической больнице.

— Как Вы попали в Новосибирск и в поликлинику № 1?

— В Новосибирск я приехала за мужем. У него здесь были родители. Вот к ним мы и приехали. Город я не знала совсем. Мне дали в горздраве направление в одну из поликлиник Заельцовского района. Но как-то сразу у меня не нашлось общего языка с главным врачом. И тогда меня направили в поликлинику № 1. Главным врачом в то время здесь была А.П.Сорокина. Она взяла меня на работу, правду две недели у меня был испытательный срок. С тех пор я здесь и работаю. Человек я активный, поэтому вскоре стала старшим врачом, затем заведующей отделением. У нас здесь было большое неврологическое отделение, в нем даже психотерапевты были. Наше отделение ходило в передовых.

— Расскажите, как создавался центр для лечения пациентов с экстрапирамидной патологией?

— В 1999 году я поехала в Москву на усовершенствование и загорелась экстрапирамидной патологией. Это, наверное, самый сложный раздел неврологии. Тогда был только один центр такой в стране – в Москве. Я решила создать еще один – в Новосибирске. Несколько лет занималась этим на общественных началах. Продолжала работать заведующей и параллельно набирала пациентов с экстрапирамидной патологией, вела их, создавала регистр. Мне говорили, зачем тебе это надо, стариков набираешь. А меня это еще больше подстегнуло. Даже смешно было: я на общественных началах набирала больных, а горздрав с меня отчет требовал. В 2003 году мы с помощью Сергея Борисовича Дорофеева, он уже тогда был главным врачом, смогли убедить горздрав и открыть городской центр. Наш центр был второй в России после Москвы. И до сих пор связь с Москвой мы поддерживаем. В 2015 года создан областной центр. Ко мне больные из районов приезжали на платный прием. А я думала, как это люди из деревни едут и еще деньги платят. Стала поднимать вопрос о создании областного центра, убедила. Хотя сложно было, даже чисто организационно. Наше областное министерство издало приказ о создании такого центра, да еще с кабинетом ботулинотерапии, а там свои сложности, требования определенные санитарно-эпидемиологические есть. Но за год все отрегулировали.

— Вы столько сил затратила на этот центр. А результатом довольны?

— Эти силы затрачены не зря. Заболевание у наших пациентов хроническое и прогрессирующее. Но если пациент принимает препараты и выполняет все рекомендации, то симптомы болезни уходят. Качество жизни пациента практически не отличается от качества жизни обычного человека. Чтобы в этом убедиться, достаточно прийти к нам на школу пациента. Мы ее проводим раз в месяц. Это как один из вариантов реабилитации. Мы проводим занятия с психологом, с фонопедом, гимнастику, когнитивный тренинг. Кроме этого, у нас проходят чаепития, концерты. Мы вместе ходим в театры, в музее. В прошлом году были в музее Покрышкина, в Планетарии. Создан филиал российской общественной организации пациентов с экстрапирамидной патологией. Наши пациенты ведут очень активную жизнь.

Раз в год мы проводим конференцию для больных. Все же наши больные люди в возрасте, у них много сопутствующей патологии. И на конференцию мы приглашаем разных специалистов: кардиолога, уролога, эндокринолога и т.д. И они ответят на все вопросы. Все же на школу мы можем человек 70 пригласить, а на конференцию берем значительно больше. Самое главное, что наша работа реально помогает людям.

Кроме того, мы опытом делимся. Вначале я вела школу практического врача. А сейчас мы проводим мастер-классы. Я организовала первую Сибирскую школу экстрапирамидных расстройств. К нам приезжают доктора из Томска, Омска, Барнаула, Кемерово. Приглашаем специалистов из Москвы, которые делятся своим опытом. И доктора с удовольствием приезжают. В апреле будет очередной мастер-класс.

— Как Вам удавалось совмещать работу и семью?

— Это вопрос чисто организационный. Надо свой день просто так распределить, чтобы все успеть. Но у меня семья всегда была на первом месте. Просто мне очень повезло с мужем. У меня был замечательный муж, мы всегда поддерживали друг друга.

— Почему Вы не стали писать диссертацию? У Вас ведь, наверное, материала хватит не на одну научную работу.

— Я была активным неврологом, и на кафедре меня знала, даже тему давали. Но я мужем поговорила, и он меня убедил, что мне это не нужно. А я всегда прислушивалась к советам мужа. И, действительно, со временем убедилась, что все эти степени ни о чем не говорят.

— Ваш сын пошел по стопам родителей?

— Да. Он, как и его отец, хирург, онколог. Отец его собственно онкологии и обучал. И он сумел проникнуть в свою профессию. Я рада, что к нему больные относятся с уважением, с благодарностью. Внук еще школьник. Выберет ли он медицину, не знаю. Мне в нем нравится, что он очень добросовестно относится к тому, что делает. А это главное в любой работе – делать ее так, чтобы не было стыдно, прежде всего, перед самим собой.

— Что необходимо, чтобы стать хорошим врачом?

— Чтобы быть хорошим врачам, надо этого хотеть. Не надо быть особо талантливым. Но если у тебя есть желание стать врачом, есть чувство собственного достоинство и ответственность перед собой, тот ты им станешь. Если я врач, то я должна быть таким врачом, чтобы не было стыдно как перед больными, так и перед собой. Нужно желание, делать свою работу как можно лучше. Это главное в любой профессии.

Марина Есикова

Поделиться: