Защищайся или уходи. Кто наделил журналистов правами прокуроров и судей?

В детской больнице скорой медицинской помощи Новосибирска умерла семилетняя девочка, страдавшая неизлечимым генетическим заболеванием, которое стремительно прогрессировало. Однако мама ребёнка уверена, что в гибели дочери виноваты врачи. С подачи средств массовой информации, в этом теперь уверены и жители большого региона.

Обвинить? Да. Извиниться? Нет. 

«За 1,5 суток было семь приступов судорог. Врачи, по словам мамы, бездействовали. У девочки случился ещё один короткий приступ, после которого она перестала дышать. Врачи на помощь не спешили, они в это время спали. Потом ей не могли поставить адреналин, так как его не было. Дефибриллятора тоже не было», — это пишут журналисты со слов убитой горем женщины.

Жуть да и только. Не хочешь, а поверишь в то, что подобное в нашей медицине возможно.

Ну а как всё происходило на самом деле? Это журналистам неинтересно, ведь главное – есть скандал, основа основ рейтингов СМИ. Заметим, что первые публикации и сюжеты (а всего их было более тридцати в региональных и федеральных изданиях и на телеканалах) появились уже на следующий день после трагедии, то есть не то что по окончании проверки, которую немедленно инициировал областной Минздрав, а даже до того, как она была начата!

А вот ещё заголовок: «В Воронеже пенсионерка попала в больницу с гангреной. Врачи приняли решение об ампутации, но в итоге отрезали женщине здоровую ногу вместо больной». И ещё один: «Врач Щёлковской больницы оставил пациента умирать на операционном столе. Родственники скончавшегося утверждают, что хирург допустил ошибку во время несложной операции, запаниковал и просто ушёл». Список можно продолжать.

Знакомая ситуация? Ещё бы. Вряд ли сегодня есть хоть регион, где медики не сталкивались бы с подобным поведением пишущей и снимающей братии. Выдавать в эфире или на страницах газет непроверенную информацию о причине смерти пациента в лечебном учреждении, врываться с включёнными видеокамерами в кабинеты докторов и требовать от них «признаться в содеянном», собирать по поводу «врачебных ошибок» ток-шоу и не давать врачам возможности сказать слово — всё это стало нормой не только для «жёлтой» прессы, но и для солидных, в том числе, официальных государственных СМИ.

Журналистское сообщество само наделило себя полномочиями прокуроров, и следователей и судей, избрав в качестве мишени самую удобную для этого сферу — медицину. Поскольку человек смертен, а врач по определению не всесилен, поводов для вынесения СМИ-приговоров «убийцам в белых халатах» всегда будет предостаточно.

А что же врачебное сообщество? Оно, увы, безмолвствует и позволяет себя унижать, не пытаясь отстаивать поруганную честь и деловую репутацию в суде даже в тех случаях, когда по результатам проверок и расследований выясняется абсолютная невиновность докторов. Да и сами телеканалы и газеты никогда не дают опровержения собственным материалам, не приносят извинений врачам за использование непроверенной информации и недоказанных фактов.
 
                                         На чьей стороне закон? 

Коль скоро в качестве негативного примера мы взяли случай в больнице Новосибирска, интересно узнать мнение о том, может и должно ли государство защитить медиков от необоснованных нападок журналистов, у Председателя Новосибирской областной ассоциации врачей, Заслуженного врача РФ Сергея Дорофеева.


 
 — Сергей Борисович, как вы оцениваете информационное поле вокруг здравоохранения: есть повод для беспокойства, или медикам безразличны нападки СМИ?   

— Конечно, небезразличны. Тем более что манера поведения средств массовой информации заметно меняется к худшему. Ещё не так давно, если  в распоряжении СМИ появлялась негативная информация об оказании пациенту медицинской помощи, журналисты всё-таки, прежде чем писать статьи, звонили нам, просили комментарий. И вдруг произошла очевидная трансформация их тактики. Сначала они подают драматическую историю от имени пациента или его представителей, называя врачей виновными, а уже потом, задним числом, медикам  предлагают «оправдаться».
 
 — Как вы думаете, чем обусловлена эта перемена?

— Безнаказанностью, которая порождает такое поведение журналистов. Попробовали раз, два — сошло с рук. Давайте и впредь будем «драконить» врачей, коли они позволяют это делать, да и закон не запрещает.

Почему медики не пытаются себя защитить, не подают иски к СМИ? Дело не в том, что наше профессиональное сообщество исповедует идею всепрощения. Просто врачи лучше, чем кто-либо, понимают, почему родители «погибших от рук докторов» детей или дети погибших родителей первым делом предают эти случаи огласке через СМИ. У людей трагедия, и в ней обязательно кто-то должен быть виноват. В состоянии горя человек может в запале сказать что-то очень обидное врачу, и я, как врач, охотно это пойму и прощу. Непонятно другое: зачем СМИ берутся за такие сюжеты?

В стремлении установить некую справедливость? Сомневаюсь. Они не могут не понимать, что, давая непроверенную информацию, совершают заведомый обман.

Я разговаривал с главным врачом той самой детской больницы. Там сразу же провели внутреннее расследование, разобрали в коллективе данный клинический случай и действия медперсонала до самых мелочей. Всё, что написал автор первой публикации и затем тиражировали все остальные СМИ о некомпетентности врачей, их нежелании спасать больную девочку, о неумении выполнить базовые реанимационные мероприятия абсолютно не соответствует действительности. И дефибриллятор, и адреналин у медиков были. Дежурил в ту ночь невропатолог высшей категории, с большим опытом работы, который всё, что было необходимо в данной ситуации, сделал честно.

Мама погибшей девочки сказала, что не будет обращаться в суд. Видимо она понимает, что ситуация была непростая, и наказывать никого не намерена.
 
— Тем не менее, после такой огласки прокуратура и следственный комитет свою работу в больнице начали. Сложно представить, каким образом правоохранители смогут доказать вину или невиновность врачей, если родители девочки, обвинившие врачей в бездействии, отказались от проведения вскрытия. Установить, как давно у ребёнка начался приступ эпилепсии и произошла остановка дыхания до того момента, когда мама начала звать медперсонал, теперь уже, вероятно, не удастся?

— В отсутствие патолого-анатомических данных выводы будут делать исключительно по записям в медкарте: правильно или неправильно действовал персонал больницы в тех обстоятельствах. Можно ли назвать такое расследование полным и объективным? Разумеется, нет.
 
— А как же тогда медики смогут доказать факт клеветы со стороны СМИ? Ведь журналисты сообщили, что врач попросту спал и потому долго не шёл к больной, когда та перестала дышать. Разве это не обвинение в убийстве ещё до суда и следствия? Если сейчас не «дать по рукам» одному-двум самым оголтелым изданиям или телеканалам, то ситуация будет только ухудшаться. И, боюсь, скоро основной причиной ухода врачей из профессии будет именно эта — их незащищённость от безосновательных обвинений со стороны СМИ. 

— С этим я абсолютно согласен. Более того, я уже знаю случаи, когда врачи ушли из профессии после того, как по ним незаслуженно «прошлись» в прессе.

Здесь также важно подчеркнуть, к каким ещё социальным последствиям приводит такая мода на разоблачения. Средства массовой информации заряжают негативом огромную аудиторию своих зрителей и читателей, которые затем приходят в лечебные учреждения уже заведомо враждебно настроенными в отношении врачей. Сразу начинается видео- и аудио-съёмка разговора с доктором, прямая трансляция в интернет, привлечение в помощь журналистов и блогеров. Это не может не отражаться на результатах оказания медицинской помощи, потому что медики — живые люди, которым тоже бывает больно и обидно.

Наконец, часть россиян, которые благодаря СМИ уверовали в то, что к врачам обращаться небезопасно, начинают заниматься самолечением, идут к  целителям и шаманам, отказываются от вакцинации, от необходимых операций. То есть плодится мракобесие, подвергается опасности жизнь людей.
 
— Учитывая огромную социальную значимость данной проблемы, может быть, пора установить некие правила игры для средств массовой информации?

— Не думаю, что лечебные учреждения или врачи должны сами судиться с недобросовестными журналистами. У них просто нет на это времени.

Я  считаю, что единственной действенной мерой могли бы стать дополнения в действующее законодательство, которые сделают невозможным сам факт появления подобных публикаций и телесюжетов. К примеру, в федеральный закон N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» можно внести ограничения для средств массовой информации, связанные с распространением информации о случаях неблагоприятных исходов лечения. Проще говоря — запрет на размещение и тиражирование такой информации  до получения официальных результатов проверок и решений суда. После решения суда, если врач действительно будет признан виновным, — рассказывайте. Но до этого никто не имеет права выносить обвинения медработникам.

Почему это необходимо сделать? Потому что сегодня на самом деле идёт «игра в одни ворота». Это игра не по правилам. Ссылаясь на слова и оценки пациентов и их родственников, а иногда и вообще посторонних людей, которые случайно оказались рядом, журналисты могут рассказывать о чём угодно, а нам и защититься-то кроме эмоций нечем. Мы не то что высказать своё мнение, но даже отвечать на вопросы СМИ о конкретном пациенте, его болезни и лечении не имеем права: есть в 323-м федеральном законе статья о медицинской тайне гражданина, и любая информация из наших уст будет трактоваться, как нарушение данной статьи.

— Кто, по вашему мнению, должен выступить с законодательной инициативой? Комитет Госдумы по охране здоровья, Национальная медицинская палата, любое региональное врачебное сообщество или частное лицо?
 
 Безусловно, проще всего это сделать Комитету по охране здоровья. Тем более, что он почти целиком состоит из врачей — тех, кто понимает суть  проблемы. А перед этим можно организовать общественное обсуждение внутри самого медицинского сообщества и узнать мнение врачей. Что-то мне подсказывает, что коллеги от такой защиты не откажутся.

— «Количество смертей россиян из-за врачебных ошибок стремительно нарастает», — это ещё один газетный заголовок. Свой вклад в формирование такого мнения о врачах, к сожалению, вносит и СКР, который регулярно отчитывается о растущем количестве жалоб пациентов на действия врачей. Да и министр здравоохранения России М.Мурашко на днях сообщил, что ошибки врачей ежегодно приводят к осложнениям у 70 тысяч пациентов.     

— Думаю, в отношении столь деликатной и «чувствительной» сферы, как медицинская помощь, всем нужно быть аккуратнее в оценках и формулировках. Тем более, что сказанное, как мы уже много раз убеждались, может быть в СМИ существенно преувеличено и эмоционально окрашено с единственной целью — привлечь внимание аудитории.

В начале нынешнего года Правление Ассоциации врачей Новосибирской области встречалось с руководством регионального управления Следственного комитета и Прокуратуры. Нам сообщили статистику «медицинских» дел, в отношении которых за прошлый год проводились доследственные проверки и следственные действия: в Новосибирской области их около шестидесяти. До суда дошло 6%. Мы попросили сравнить процентное соотношение возбуждённых и дошедших до стадии судебного разбирательства дел в здравоохранении с другими отраслями: у таможенников, в системе ЖКХ, в строительстве и т.д. Оказалось, что в нашей сфере это соотношение самое низкое! То есть реальные основания для обвинения и наказания медработников есть лишь в малом количестве случаев из тех, о которых сообщают средства массовой информации, как о фактах врачебных преступлений.

Подготовила Елена БУШ, обозреватель «Медицинской газеты». 

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.