Победитель областного конкурса «Врач года – 2016» мечтает прыгнуть с парашютом

Грамзин А.В.Победителем областного конкурса профессионального мастерства «Врач года – 2016» стал Алексей Владимирович Грамзин, кандидат медицинских наук, заведующий детским хирургическим отделением Государственной Новосибирской областной клинической больницы. О профессии и жизни наш с ним разговор.
— Вы в детстве мечтали стать летчиком, а выбрали медицину. Почему?

— В летное училище я не прошел из-за медкомиссии. Мой брат, а он старше меня на 12 лет, тогда уже работал хирургом. Он-то и сказал, что если не получилось с авиацией, то надо идти в медицину и поступать на педиатрический факультет. Уж если посвятить свою жизнь помощи людям, то пусть это будут дети. Поступать мы поехали с моим одноклассником, только он поступил на лечебный факультет. Сегодня это известный пластический хирург – профессор Вадим Александрович Зотов. Я сразу знал, что буду хирургом. В то время это была медицинская элита. Попасть в группу хирургов было сложно. Набирали всего 10-11 человек. Поэтому я учиться старался хорошо, в научный кружок по хирургии ходил с 4 курса, выступал на студенческих научных конференциях с докладами. Практиковать начал еще со студенчества. Первую операцию – удаление аппендицита – сделал на 5 курсе. Понятно, что меня страховали, но все равно ощущение было, как будто в космос слетал. Меня месяца два от гордости распирало. А работать в больнице – это была первая детская – я начал медбратом после окончания 3 курса. Так принято тогда было. После окончания института я уехал в Иркутскую область, где пять лет работал хирургом, вначале детским, потом общим. Потом вернулся в Новосибирск в детскую больницу № 1, где проработал 20 лет. Потом по приглашению Анатолия Васильевича Юданова ушел в Областную больницу.

— Работа в Областной больнице чем-то отличается?

— Конечно. Здесь хирургическая служба состоит из 16 хирургических отделений. И, конечно, в работе очень помогают взрослые хирурги. То, что у взрослых встречается каждый день, у нас может быть раз с год или раз в два года. К примеру, серьезные операции не печени или на поджелудочной железе. У них колоссальный опыт. Областная больница – это больница 3 категории. Все тяжелые пациенты из районов области, города находятся здесь. В больнице работают такие крупные специалисты как Семен Дмитриевич Добров, АнаГеннадий Николаевич Толстых, Юрий Владимирович Чикинев. Они всегда подскажут, а при необходимости и сами помогут на операции. Здесь уровень детской хирургии иной, чем в городских больницах. Материально-техническая база тоже значительно сильнее. Теперь уж городские больницы стараются перевести к нам пациентов, которым требуются большие операции.

— То есть в профессиональном плана Вам работать здесь интересней?

— В общем-то, да. Приведу один пример. С 2013 года начали выхаживать детей с низкой и экстремально низкой массой тела. Это дети меньше килограмма со сроком гестации до 24 недель. Понятно, что у них есть пороки развития. Очень часто у них открытый аортальный проток. Раньше таких детей оперировали в НИИПК. Но это целая история увезти их туда на реанимобиле в сопровождении специалистов, потом через 1-2 дня привезти обратно. Нам была поставлена задача освоить операции легирования открытого аортального протока у таких детей. Мы за три года провели уже около 90 таких операций.

Еще одно направление, которое мы развиваем, – лапароскопические операции у детей. Может быть, они не занимают первое место, потому что у нас все таки отделение общего хирургического профиля. Но мы определили для себя некие направления, которые можно и нужно делать лапароскопически. Три года назад мы стали выполнять лапароскопические операции при аноректальных пороках. Аноректальные пороки я считаю самыми сложными пороками и-за их вариабельности. Раньше мы делали на животе и со стороны промежности большие разрезы. Когда мы освоили эту операцию, брюшной этап мы стали делать лапароскопически. Я всегда говорю, что в детской хирургии тоже должно быть место эстетической хирургии. Или у ребенка разрез на весь живот, или три дырочки по 5 мл. Разница есть. Это помимо того, что с этой методикой ребятишки быстрее выздоравливают.

— Вы административной работой еще занимаетесь. С подчиненными строги?

— Думаю, что нет. Я все стараюсь делать на уровне взаимопонимания. Все же люди взрослые. Если возникает проблема, то ее надо обсудить и найти компромисс. Это лучше, чем ставить на вид и наказывать.

— Чего бы Вы не простили?

— Предательство. У нас работа коллективная. Успех – заслуга не одного человека. Это успех клиники. Это коллективный труд. Все мы друг от друга зависим. И месту предательству, обману в нашей среде не должно быть. К счастью, мне с этим не приходилось сталкиваться.

— Что Вы считаете нужным донести до своих студентов?

— Я уже лет пять являюсь ассистентом кафедры госпитальной детской хирургии. Поэтому первое, что я хочу показать студентам, которые ко мне приходят, что такое детская хирургия. Особенно, когда приходят студенты с лечебного факультета. Они вообще понятия не имеют о том, что такое детская хирургия. И когда начинаешь показывать маленьких детей, новорожденных с врожденными пороками, то у них открываются глаза. Некоторые даже спрашивают, можно ли с лечфака перейти на педфак. С детьми сложнее работать. Здесь знание, интуиция очень важны. И личный контакт. Я открываю глаза на свою профессию, рассказываю, какие есть сложности, и всегда объясняю, что на первом месте должны быть знания. Не только в области хирургии, а медицины вообще.

— Какие качества нужны детскому хирургу?

— Любой хирург должен уметь брать ответственность на себя. Человек, выбрав профессию врач, и особенно хирурга, должен уметь принимать решения. Живот – это же не хозяйственная сумка с молнией, где можно открыть и посмотреть. Когда ты идешь на операцию, ты должен принять единственно правильное решение. А еще надо уметь признавать, что чего-то не знаешь. Тогда надо советоваться с коллегами, принимать коллегиальное решение. Это тоже принцип медицины.

— У Вас есть мечта?

— Многое, о чем я мечтал, уже исполнилось. Сейчас есть мечта прыгнуть с парашютом. Вполне достижимая. Есть уже единомышленники. Надо просто выбрать несколько дней и посвятить этому.

— Как Вы отдыхаете?

— У меня есть дача. Огороду там отведено минимум места и времени. В этом году летом я для детей построил домик на дереве. Есть лестница, есть место, где посидеть, где постоять. И оказалось, что это интересно взрослым. Друзья приезжают и просят показать домик на дереве. Обязательно туда залезают. Наверное, это возвращает в детство. Раньше я был заядлым охотником. Но с годами это нивелировалось просто в поездку с ружьем в лес. Мне уже не важны трофеи. Мне достаточно побродить по лесу, пострелять просто по мишеням. Я люблю море, люблю плавать, нырять. Поэтому мы с женой каждый год ездим на море. Зимой катаюсь на горных лыжах. Поставил на лыжи всю семью.

— Чем для Вас является победа на конкурсе?

— В первую очередь, это признание моей работы. Конечно, это приятно. Насколько я знаю, педиатры, детские хирурги ни разу не становились победителями. Поэтому радовались моей победе не только мой коллектив, но и все педиатры. Но заслуга это не моя, это заслуга всего коллектива больницы. Я только проводник идей и новаций, которые существуют в клинике. Я просто их выношу на всеобщее обозрение и применяю в работе.

— Что бы Вы пожелали своим коллегам?

— Я бы пожелал, чтобы никогда на пропадал интерес к медицине, чтобы оставалась любовь к пациентам, чтобы всегда было стремление идти дальше, постоянно развиваться.

Марина Есикова

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *