Федор Николаевич Емцов. Учеба спасает чью-то жизнь.

Службу скорой медицинской помощи можно без всяких натяжек сравнить с передовой на фронте. Ведь обращаются туда, когда в дом приходит беда. Поэтому врачи и фельдшеры, отправляясь на вызов, должны быть готовы, что от их действия зависит человеческая жизнь. Поддерживать эту готовность им помогает старший врач учебного класса скорой медицинской помощи, он же врач анестезиолог-реаниматолог Федор Николаевич Емцов. В стенах учебного класса и состоялся наш разговор.

— Учебный класс на службе скорой помощи был всегда. Раньше на Центральной подстанции стоял макет автомобиля, где проходили занятия с медицинским персоналом. Этот учебный класс создан в 2014 году. Его оснащение финансировало министерство здравоохранения Новосибирской области. Он используется для обучения специалистов скорой помощи, отработки ими манипуляций, вызывающих определенные трудности или редко используемые. Помогают нам два фантома-симулятора. На них можно смоделировать какую-то ситуацию и отработать определенные манипуляции и навыки командной работы. Либо можно отрабатывать навыки, которые вообще раньше не проводились.

— Какие, например?

— Например, внутрикостные инъекции. Их можно использовать при шоковых состояниях. Внутрикостный доступ обеспечивает скорость введения лекарств как центральный катетер. При этом его освоение не требует таких специальных навыков, как при постановке подключичного катетера. Это гораздо проще. Эта манипуляция появилась не так давно. Но в Новосибирске, насколько я знаю, на догоспитальном этапе она еще не использовалась.

— Понятно, почему министерство здравоохранения области пошло на столь серьезные затраты при оснащении этого класса. Скорая помощь – та служба, которая чаще всего сталкивается с различными ургентными состояниями. Но Вам зачем эта дополнительная нагрузка?

— Я пришел на скорую работать из стационара, из отделения реанимации в 2001 году и сильно удивился, что оборудование, в общем-то, неплохое линейными бригадами, как правило, не использовалось. Банально по той причине, что не умели. В реанимации, чем раньше она начата, тем благоприятнее прогноз. И если фельдшер на выезде сталкивается с такой ситуацией, то он, конечно же, вызывает реанимационную бригаду. Но до ее приезда он должен грамотно проводить реанимационные мероприятия – уметь пользоваться дефибриллятором, дыхательным мешком и т.д. Вот я поначалу учил тех, кто рядом со мной работал, потом как-то так и пошло. Если я умею это делать, то почему же не научить другого. Может быть, это спасет чью-то жизнь.

— Как формируется аудитория?

— Ее формируют заведующие подстанциями. Они присылают заявки, кого и чему учить. Начинаем мы с азов – проведение реанимационных мероприятий. Этим, в принципе, обязаны владеть все медработники. Помимо этих проводятся занятия по ЭКГ-диагностики и лечению различных кардиологических заболеваний. Занятия по оказанию помощи при различных ургентных состояниях – отек легких, гипертонический криз, инсульт. Тематика разнообразная. Что жизнь требует, то и проводим. Тем более что все это могут обеспечить фантомы последнего поколения. Слава богу, у нас такой есть. Я могу задать сценарий, запустить его в работу и просто отмечать, что делается правильно, где и какие ошибки были. Все это записывается на видео, потом демонстрируется, разбираются ошибки. И мы пытаемся выявить пути их устранения.

— Сколько человек проходит обучение за год?

— Где-то 18 врачей и 50 фельдшеров. Как правило, это молодые специалисты. В последний год есть заявки из поликлиник. По статистике, за год в поликлиниках города бывает около 6 случаев, когда требуется проведение реанимационных мероприятий. Вроде бы немного, но они должны быть к ним готовы.

— Вы видите результаты своей работы?

— Я не могу привести какую-то статистику, но по своему опыту вижу, что стало больше случаев, когда фельдшер вызвал на себя бригаду и до ее приезда сам толково проводит реанимацию. Чаще стали использовать дефибриллятор по показаниям на вызовах. Или возьмем ДТП с черепно-мозговой травмой. Стали увереннее использовать перевод на ИВЛ. Так что грамотность возрастает.

— Где еще на скорой помощи есть учебные кабинеты с такой оснащенностью?

— Есть в Москве, в Санкт-Петербурге. По-моему, есть в Томске.

— Что бы Вы еще хотели иметь в учебном классе?

— Мне бы хотелось, чтобы наш класс оснастили по всем правилам. Чтобы оператор был изолирован и не привлекал внимания обучающихся. Как это сделано в симуляционном центре НГМУ. Его основная функция – наблюдение. А в нынешних условиях обучающиеся постоянно обращаются за советом к оператору, что мешает погружению в задачу. Они на меня отвлекаются постоянно.

Еще мне хотелось бы иметь стандартно оснащенный салон автомобиля скорой помощи. Чтобы условия были максимально приближены к реальным. Очень сильно мне хотелось бы иметь манекен, который бы симулировал роды, осложненные и неосложненные. В последнее время все чаще приходится сталкиваться с родами на дому. И хотелось бы манекен для отработки центрального венозного доступа. Это для врачей первоочередная задача. Наверное, неплохо было бы, если нас, обучающих, было несколько. Пока я один.

Марина Есикова

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *