Зайдман Алла Михайловна. Нельзя делать зло людям.

Дети и война. Понятия, которые сознание совмещает с трудом. И, тем не менее, дети в числе жертв и героев самой страшной войны в истории человечества. Они прошли через голод, оккупацию, ужас концлагерей. Они вынесли то, что из сегодняшнего дня кажется невозможным. Они выросли и стали замечательными людьми. В их числе Алла Михайловна Зайдман, д.м.н., профессор, руководитель теоретического отдела вертебральной патологии Новосибирского научно-исследовательского института травматологии и ортопедии.

Когда началась война, Алле Михайловне было десять лет. Семья их жила в небольшом белорусском городке Горки, через который проходила дорога Орша-Смоленск-Москва. Известен этот городок был еще и тем, что там располагался научный центр сельскохозяйственной академии, где работали родители Аллы Михайловны. Бабушка преподавала в школе, Алла Михайловна и ее старший брат учились в школе. Отца сразу взяли на фронт. Эвакуироваться не успели – уже в начале июля в город вошли немцы. «Было очень страшно и очень голодно, – вспоминает Алла Михайловна. – У соседей чудом осталась корова. Они нас подкармливали». Но, как оказалось, все самое страшное еще было впереди.

В Белоруссии в свое время проходило черта оседлости, поэтому среди жителей было много евреев. По отцу еврейкой была мама Аллы Михайловны. «У нее была характерная внешность: вьющиеся волосы, нос с горбинкой. Бабушку предупредили, что евреев будут забирать. И мама ушла в деревню. А позже – в партизанский отряд. Евреев, действительно, стали забирать. Вначале согнали всех мужчин и заставили за городом рыть траншею. Как оказалось позже – могилу для себя и своих родных. Потом забрали остальных и повели. А я увидела свою подругу Нэллу. Кричу ей: -Нэлла, ты куда? Выскочила, и к ней. Ее мать все повторяла: — Что же ты наделала?! – рассказывает Алла Михайловна. – Всех привели к траншее и заставили раздеться. И потом немцы стали стрелять, двигаясь с одного конца к другому. Нэллина мать нас толкнула в траншею. Я упала и потеряла сознание. Очнулась уже ночью. Стоны слышны, видимо кого-то просто ранили. Как я выбралась из этой траншеи, не знаю. Прибежала домой, где меня уже считали погибшей. Утром бабушка увидела у меня на затылке седую прядь».

Аллу Михайловну и ее брата бабушка отправила в деревню к знакомым. Там они некоторое время жили. Хозяйка выдавала их за родственников, которые приехали к ней перед самой войной. Но дети во все времена остаются детьми. Так захотелось домой – и они пошли. Но попали в облаву. Потом был вокзал, дорога в вагоне для скота, которая закончилась в концлагере «Дора» в Тюрингии.

«Жили мы в детском бараке. Брата, а он старше меня на три года, водили на работу. Я убирала в бараке. Смотрела за маленькими детьми. Не дай бог, заболеешь, сразу в камеру попадешь. Водили нас в лабораторию, брали кровь, делали какие-то уколы. И там была медсестра, немка. У нее в глазах была такая боль, когда она на нас смотрела. И она украдкой вкладывала нам в руку кусочек сахара. Мы потом этот сахар приносили в барак, и все по очереди лизали. И никто не съел по дороге.

Спасло нас то, что мы с братом из лагеря попали в крестьянское хозяйство. Была там такая практика – отдавали в работники из лагеря. Нам попался хороший хозяин. Он был демобилизован по ранению. Фашистов терпеть не мог. Нас жалел. Кормил хорошо. Там мы ожили. Работали в поле, я коров доила. Там в этом поселке были и другие дети, подростки, вывезенные с оккупированных территорий. Мы подружились. Особенно близко я сошлась с девочкой Валей. Мы с ней и после войны потом переписывались», – рассказывает Алла Михайловна.

Уже в конце войны в поселок пригнали военнопленных. Двое мальчиков-подростков и Алла Михайловна с подругой помогли четверым из них вначале спрятаться в лесу, а потом в сарае. Неделю носили им еду. Но в округе появились военные, искали сбежавших русских пленных. Хозяин подошел в Алле Михайловне и сказал, что он даст еды, но пусть эти солдаты уходят в лес. Иначе их найдут и расстреляют. Уже после победы Алла Михайловна видела их в лагере для интернированных лиц.

Война закончилась с приходом американцев. Они предлагали остаться на Западе, уехать в Канаду, но все хотели одного – вернуться домой. Потом была проверка СМЕРШ. Подростков, практически детей подозревали в том, что они выполняют задание фашистов. Но все окончилось благополучно. Брата забрали в армию, а Аллу Михайловну отправили домой. «Когда переехали границу, машина остановилась, и мы плакали и целовали землю. Это была родная земля», – говорит Алла Михайловна. И добавляет: «Из своего детства я вынесла, что жизнь человека очень хрупкая вещь. И нельзя никому не желать, не делать зла. Так вот я и стараюсь жить».

Марина Есикова

Поделиться:

2 комментариев(-ия)

  1. Дорогая Алла Михайловна, мы ваши студенты ветеринарного факультета, где Вы препадовали нам гистологию, до сих пор вспоминаем вас и очень любим. Какое счастье, что Вы встретились на нашем пути. Долгих вам лет и счастья.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.