От психического здоровья детей зависит социальное благополучие общества

Душевное, психическое благополучие является неотъемлемой частью здоровья человека вообще. Основы психического здоровья закладываются в детстве. И от состояния психического здоровья наших детей по большому счету зависит социально-психическое здоровье общества. К тому же именно эта медицинская область сильнее всего зависит от межведомственного взаимодействия с образованием, культурой и другие сферы. Поэтому роль и место детской психиатрической службы будет только возрастать. О достижениях и проблемах детской психиатрии в Новосибирской области рассказывает главный врач Новосибирского областного детского клинического психоневрологического диспансера, главный детский психиатр Сибирского федерального округа, к.м.н. Валентина Анатольевна Макашева.

— Сегодня говорят о росте психических нарушений у детей. Это так?

— По данным статистики, до 70% диагнозов, связанных с психическими нарушениями, выставляются именно в детском возрасте. Поэтому если психиатрическая служба работает адекватно, то заболеваемость не может не расти. За последние 10 лет она в Новосибирской области выросла на 37%. Но последние 3-4 года мы наблюдаем ее стабилизацию и даже снижение. Это связано с тем, что в работу детской психиатрической службы внедрены качественные показатели. В том числе ранее выявление, до 4 лет, психологических нарушений, нарушений речевого развития у детей. А ранее выявление и своевременное лечение связано с другим качественным показателем – выздоровлением. Хочу заметить, что раньше в психиатрии такого понятия «выздоровление» не было вообще. Это впервые в России введено. От этих показателей напрямую зависит качество работы врача психиатра и уровень его заработной платы.

— Вы сказали о раннем выявлении. Но для этого надо, чтобы родители привели ребенка. А у нас отношение к психиатрии в обществе до сих пор остается настороженным.

— Да, конечно. Мы, психиатры, сталкиваемся со стигмированием этой профессии. Люди бояться идти к психиатру. Психиатрический диагноз до сих пор воспринимается как некое клеймо. И, к сожалению, мы сталкиваемся с ситуациями, когда ребенка просто могут обозвать «психом», если знают о факте обращения в психоневрологический диспансер. И вот то, что диагноз – не приговор, что возможно выздоровление, конечно же, играет положительную роль. Молодые образованные родители значительно активнее обращаются к детским психиатрам, чем люди старшего поколения. Важно вовремя помочь в коррекции семейных отношений, сориентировать родителей в отношении индивидуальных особенностей ребенка, и ряд проблем можно избежать. Тем более, что иногда психические расстройства у детей – следствие фиксации негативных паттернов поведения, чувств и т.д. Сегодня социальная среда, родители предъявляют детям очень высокие требования в отношении интеллектуальных достижений, и мало уделяется внимания развивающейся личности, ее ценностям, чувствам, воле…

То, что детская психиатрическая служба работает с часто встречающимися проблемами, такими, как нарушения эмоционального состояния, нарушения поведения, невротическими реакциями, проблемами адаптации ребенка, то есть тем, что поддается коррекции, постепенно становится частью сознания и бытования общества. Родители, общество должны понимать, что даже при тяжелых формах психических расстройств (психозы, включая шизофрению и другие) можно добиться длительной ремиссии и хорошей социальной адаптации. У нас есть дети и подростки с шизофренией, которые учатся в обычных школах, поступают в вузы и заканчивают их.

Более того, мы внедряем современные международные стандарты установления этих диагнозов. За последние 10 лет в Новосибирской области значительно, на 30%, снижена распространенность умственной отсталости у детей. И связано это как раз с тем, что диагноз должен быть доказательным, объективным. Мы обязаны формировать очень строгие клинические позиции, для этого необходимо внедрять международные диагностические стандарты. Это – набор методик, тестов, формализованные интервью и т.д. При соблюдении этих условий диагноз будет адекватным и объективным. И мы стараемся сегодня все это обеспечить. Но если заболеваемость тяжелыми психическими расстройствами остается на одном уровне много лет и даже снижается, то

мы регистрируем рост пограничных состояний, депрессий. Очень часто последние скрываются за маской нарушений поведения и обучения. И всех окружающих, прежде всего, интересуют эти проблемы. В то же время это очень часто является маской длительного депрессивного состояния.

— Наверное, для выявления этих состояний очень важна тесная работа с системой образования? Ведь раньше всех сталкиваются с этими проявлениями.

— Безусловно. И мы работу выстраиваем. Но сегодня школа находится в очень сложной ситуации, когда перед педагогом стоит много проблем. К сожалению, в школе перестали в последние годы обращать внимание на адаптацию ребенка в коллективе. Оценивают нарушения поведения и успеваемость. А вот проблема социализации ребенка, формирование его личности как-то уходит. Это напрямую влияет на то, что школа не выявляет детей в кризисном состоянии и тем самым не защищает ребенка от агрессии, а часто, напротив, усиливает или сама провоцирует травматизацию.

Не менее важна работа и с нашими коллегами – педиатрами в амбулаторно-поликлинической службе. Ведь они наблюдают ребенка с самого рождения. Разработаны критерии выявления детей групп риска и алгоритмы помощи, в том числе, для детей с нарушениями психического развития и суицидальным поведением. Мы сегодня совместно с главным педиатром области Татьяной Анохиной уже выбрали тему для педиатрической конференции, которая пройдет на площадке Сибирской ярмарки, – о жестоком обращении с детьми. Эти дети не попадают в поле зрения психиатра, и соответственно не получают необходимой помощи, что влечет глубокие проблемы формирования личности на всю жизнь.

— Задачи, которые служба перед собой ставит, объемны и сложны. А специалистов хватает для их решения?

— То, что касается кадровой укомплектованности областного детского психоневрологического диспансера, то даже здесь есть серьезные проблемы. Тем более, дефицит кадров испытывают районы области. Понятно, что отсутствие детского психиатра влечет проблемы диагностики. Если у нас в шести районах вообще нет психиатров, и только в 7 районах есть детские психиатры то понятна ситуация с доступностью детской психиатрической помощи. Для обследования, диагностики, лечения надо ехать в Новосибирск. Мы, конечно, стараемся выходить из положения – формируем выездные бригады. Вообще, надо сказать огромное спасибо всем нашим специалистам. Они – энтузиасты, преданные своему делу. Активно учатся. У нас в течение 10 лет сертификационные циклы поводятся только лучшими российскими специалистами. И нам в этом целенаправленно помогают, в том числе и наше региональное министерство здравоохранения.

— А чего еще не хватает?

— Помещений. Очень хочется собраться под одну крышу. У нас сейчас разные службы находятся в разных местах. Это не только неудобно для родителей, но и нарушает преемственность в работе специалистов. Мы не можем создать нормальные условия для детей, которых привозят из районов. Ведь для того чтобы ребенок мог общаться с психологом, он должен элементарно отдохнуть с дороги. Спасибо нашему министру, нам дали здание на Инской. У нас в течение 10 лет специалисты сидели в таких помещениях, что были вынуждены принимать пациентов в два потока. Сейчас мы хотя бы рассадили психиатров и клинических психологов. По-хорошему необходима отдельная целевая программа развития детской психиатрической службы.

Марина Есикова

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *