КОНСТИТУЦИЯ ДЛЯ ВРАЧЕЙ

Последнее время на форумах в медицинских интернет-сообществах стали часто попадаться статьи о Клятве Гиппократа с её критикой: «устарела», «ничего, кроме исторического интереса не представляет», «Гиппократ не является автором текста, его много раз переписывали все кому не лень» и т.д. и т.п. Некоторые даже занимались «исследованием» текста Клятвы с калькулятором, подсчитывали количество слов, отданных той или другой теме, и выводили «приоритеты» этих тем в зависимости от этого количества.
Гиппократ жил примерно 2400 лет назад, занимался врачеванием и философствовал на тему своей профессиональной деятельности. Что-то там написал и… (!) это написанное всё ещё не даёт врачам всего мира покоя, продолжает оказывать серьёзное влияние на врачебную деятельность, порождает обсуждения и дискуссии. Отсюда можно сделать вывод, что за Клятвой Гиппократа стоит нечто большее, чем набор исторически устаревших слов. Это «Нечто» врачам и следует понять и принять, поскольку, вероятно, без него просто не может быть полноценной деятельности, имеющей название «врачевание», не может быть полноценного «врача».
Когда философ (мудрец) пытается что-то сказать о сакральных (основополагающих) вещах в жизни человечества и отдельного человека, то он вынужден прибегать к языку образов, поскольку рациональный (однозначный) язык слов не вмещает в себя всей сложности основ мироздания. Вся сакральная (духовная) литература в мире написана языком образов. Гиппократ был хорошим врачом, он затронул в Клятве такие аспекты жизни-врачевания, которые также являются сакральными, поэтому непреходящими пока есть врачевание и врачи.
Когда люди ещё жили в пещерах, одевались в шкуры и имели в своём арсенале полтора десятка слов, уже тогда, я думаю, среди них появлялись отдельные представители, наделённые природой (генами, Богом) повышенными способностями к эмпатии и состраданию. Эти люди ещё ничего не знали об устройстве и функциях человеческого организма, но реализуя свои врождённые психические качества, они стремились помочь своим страдающим от повреждений и болезней сородичам. Они ничего не знали про «клятвы» и «зарплаты», они просто ТАК ЖИЛИ. Если природа (гены, Бог) наделяли их к уже имеющимся качествам эмпатии и сострадания ещё и повышенными интеллектуальными способностями, то это приводило к любопытству, к познанию. Эти люди стремились УЗНАТЬ, чтобы более эффективно помогать страдающим соплеменникам. Они включали интуицию, делали пробы и ошибки. Они многого не знали и не понимали, у них ещё слаба была сознательная психическая деятельность. Они ещё были близки к жизни на бессознательном (духовном) уровне и могли исцелять некоторых страждущих. Это было необъяснимо, это было ЧУДО. Это было Божественное провидение. Они ВСЕ ВЕРИЛИ в БОГА (богов), потому что это РАБОТАЛО на исцеление (Это и в наши дни работает!).
Проходили столетия. В племенах всё время появлялись молодые представители, которых их врождённые психические качества подталкивали быть ближе к этим «колдунам», «шаманам», «лекарям». Они помогали им, обучались у них, перенимали их знания и опыт и двигались дальше. Они ничего не знали про «клятвы» и «зарплаты».
Наконец, знания об устройстве и функционировании человеческого организма, его болезнях и их лечении достигли таких размеров, что эти «лекари» выделились в особую касту, в особое сословие. В практике врача две с половиной тысячи лет назад уже появились ПРИНЦИПЫ его деятельности, которые потребовалось сформулировать в особом документе, чтобы отличить деятельность ВРАЧА от всевозможной другой деятельности человека. Родилась знаменитая «Клятва Гиппократа».
Давайте проанализируем текст Клятвы, который дошёл до нашего времени.
«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигиеей и Панакеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство:»
Врач времён Гиппократа обязательно и естественно был верующим в трансцендентные божественные силы. В окружающей жизни он постоянно сталкивался с феноменами, хотя бы у тех же людей с психическими отклонениями, которые иначе, как воздействием духовного мира объяснить не мог. (Многие из них и в наши дни наука объяснить не может). Он понимал, что его способности к врачеванию проявились у него не только благодаря его личному произволению. Он понимал, что эти способности ему ДАНЫ и это его судьба. Клялся ВРАЧ не перед другими людьми, а перед Богом (богами). Вместе с ДАРОМ врачевания БОГ наложил на ВРАЧА и ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, но не перед людьми, а перед БОГОМ. Отвечать перед людьми боится только врач (с маленькой буквы). Для настоящего, зрелого ВРАЧА ответственность перед людьми, это только маленькая часть его ответственности перед Богом. Клятва Гиппократа, как настоящего ВРАЧА, поэтому и не мыслима без обращения к Божественным силам. Современные врачи, которые ещё не доросли до этого понимания, пока ещё просто врачи, озабоченные зарплатами, а не ВРАЧИ.
«Считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому».
Каста (сословие) ВРАЧЕЙ – это ОСОБЫЕ люди, наделённые ДАРОМ врачевания от Бога. Тот, кто говорит, что врачи – это просто люди, и начинает перечислять их обычные человеческие потребности, ещё не дорос до понимания сути ВРАЧЕБНОЙ деятельности. Хочется вспомнить эпизод из Евангелия, когда Иисусу в собрании, где Он учил, сообщили, что у выхода стоят и ждут Его мать и Его братья, то Он ответил: «Кто мать Мне и кто братья Мои? Это те, кто слушает Меня и живёт как Я». В клятве Гиппократа это место с упоминанием «родителей», «братьев» следует понимать именно в таком духовном контексте. В этом же абзаце он говорит об особых отношениях ВНУТРИ ВРАЧЕБНОГО СОСЛОВИЯ, и особом МЕДИЦИНСКОМ ЗАКОНЕ, предусматривающем «обязательство и клятву», но «по закону медицинскому», который «закон» только для особых людей – врачей, но «никаких других».
Все проблемы современных врачей в их отношениях с обществом проистекают из того, что врачи не ощущают себя ВРАЧАМИ (особыми людьми). ВРАЧИ, в свою очередь, есть в среде медицинских работников, но они не позиционируют (в политическом смысле) себя как «ВРАЧ», не пытаются возродить касту (сословие), кто-то, вероятно, страдает от одиночества и непонимания даже со стороны окружающих их врачей. У нас в стране создано много разных врачебных «ассоциаций», но они пока не могут полноценно выполнить свою роль – роль защитника интересов врачебного сословия. В них нет политически активной касты ВРАЧЕЙ, которые одни только могут возродить УВАЖЕНИЕ к ВРАЧАМ. Только ВРАЧИ ИМЕЮТ СПОСОБНОСТЬ адекватно давать оценки врачебной деятельности и, поэтому, только ВРАЧИ ИМЕЮТ ПРАВО давать моральную, этическую оценку происходящим в медицинской сфере процессам, но никак не администраторы, не суды, не прокуроры. Их «приговоры» заведомо мелки и неадекватны сути ВРАЧЕБНОЙ деятельности по сравнению с оценкой ВРАЧЕЙ. Такая каста ВРАЧЕЙ, я думаю, очень помогла бы настоящим ВРАЧАМ более продуктивно служить обществу.
«Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости».
Я не Господь Бог, мои силы и разумение ограничены, поэтому я буду воздерживаться от тех действий, которые могут нанести вред больному. Мои гордыня и амбициозность могут быть причиной нанесения этого вреда. Я не Господь Бог и могу ошибаться, но я готов возместить причинённый мною вред, чтобы сохранить СПРАВЕДЛИВОСТЬ в отношении моего пациента.
В современном обществе в цивилизованных странах ущерб, нанесённый медиками больному, оценивается очень высоко. Отдельный врач физически не имеет возможности его справедливо скомпенсировать. Для этого врачебная Ассоциация (не чиновничьи структуры) создают Фонд Страхования Ответственности, в который каждый член Ассоциации производит отчисления от своих доходов в соответствии со статистически вычисленными профессиональными рисками (для хирургов одни, для терапевтов другие, для психиатров третьи и т.д.). Если один из членов Ассоциации совершил ошибку, то за неё расплачиваются все врачи, поэтому врачи самые заинтересованные контролёры Качества и эффективности оказания медицинской помощи (не начмеды, не функционеры от администрации в ВАКах с их раздачей «категорий» и «научных званий», не судьи и не прокуроры). При суждении о врачебной ошибке обязательно должна присутствовать и моральная оценка ВРАЧЕЙ. Только от неё зависит, останется врач ВРАЧОМ или пойдёт работать каким-нибудь администратором. «Приговор» ВРАЧЕЙ должен иметь более значительные последствия для провинившегося, нежели решения любых других инстанций.
«Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария».
Этот абзац клятвы Гиппократа закрепляет высокое уважение к такому явлению как ЖИЗНЬ. В нём демонстрируется понимание того, что не всё в этой жизни должно зависеть от произвола человека. Современная медицина и врачи зачастую пребывают в заблуждении, что они многое могут. Мне, с высоты своего тридцатилетнего стажа работы в медицинской сфере, сегодня кажется, что по сравнению с тем, что мы «не можем» в своей врачебной деятельности, наше «можем» достаточно мало и не стоит той «гордости», которая у некоторых присутствует. Современная медицина «много знает», но мало кого смогла сделать счастливым, здоровым и долго живущим. Фёдор Петрович Гааз (не говоря уже про самого Гиппократа) знал гораздо меньше, чем выпускник современного медицинского ВУЗа, но его все воспринимали ВРАЧОМ. Большие знания в медицине ещё не обязательно делают того, кто ими обладает ВРАЧОМ. Аборты умеем делать в промышленных масштабах. Для современного государства стало проще разрешить аборты, а не культивировать высокие моральные ценности, высокую ценность семьи, детей. Заниматься профилактикой незапланированной беременности оказалось невыгодно, по сравнению с эксплуатацией низменных плотских инстинктов, пропагандируя половую распущенность и вседозволенность. К сожалению, это жёстко запрограммированная логика «развития» человечества. ВРАЧИ здесь ничего изменить не могут, но оставаться высокоморальными ВРАЧАМИ, смело и честно доносить до окружающих свою оценку происходящему, это в их власти. Возмездие (финал) всему происходящему «прогрессу» тоже жёстко запрограммирован, поэтому ВРАЧАМ, в общем-то, не о чем особо и расстраиваться.
«Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и своё искусство».
Я могу оставаться ВРАЧОМ, только если я буду высокоморальным и в своей жизни и в своей врачебной деятельности. Планку в уровне моральности нам задал Иисус Христос две тысячи лет назад. Гиппократ записал это в своей Клятве исходя из тысячелетнего развития лечебной деятельности. Низкоморальных ВРАЧЕЙ не бывает! Бывают низкоморальные врачи.
«Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом».
Я сам себе честно ставлю границы своей компетентности, не буду никого вводить в заблуждение относительно этого (возможно, с корыстной целью). В моём сословии наверняка есть мои БРАТЬЯ и СЁСТРЫ (коллеги), которые являются ВРАЧАМИ в нужной для данного больного отрасли медицины. Я окажу своим пациентам всяческую помощь в том, чтобы они попали в руки именно к этим ВРАЧАМ.
«В какой бы дом я ни вошёл, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами».
ВРАЧ, осуществляя свою врачебную деятельность, прежде всего, видит перед собой страдающее существо, которому он может помочь уменьшить его страдания, а иногда и вылечить благодаря своему ДАРУ (профессионализму). ВРАЧ, конечно же, видит, что перед ним его соплеменник или «лицо кавказской национальности»; преступник или террорист, депутат, олигарх или БОМЖ; покрытый язвами старик или красивая кинозвезда, но он должен быть ВЫШЕ этих важных для обычных людей (НЕ ВРАЧЕЙ) свойств своих пациентов, должен быть далёк от каких-либо корыстных расчётов в отношении богатых пациентов и неправедных мыслей в отношении старых и внешне страшных или сексуально привлекательных пациентов. Гиппократ делает особый акцент на сдерживание самых сильных плотских (животных) сексуальных инстинктов. Он уже тогда, задолго до З.Фрейда, знал их сущность и силу. Нарушая что-то из этого абзаца Клятвы, ВРАЧ уже не может считаться ВРАЧОМ.
«Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной».
ВРАЧУ в связи с его деятельностью оказываются доступны интимнейшие подроб-ности физической и психической жизни пациента, которые могут быть самые не-обычные и экстравагантные. Некоторые аспекты жизнедеятельности пациентов могут быть опасными для окружающих. Что делать ВРАЧУ?
В религиозных организациях есть одна психотерапевтическая технология, «таинство», способствующая поддержанию психического здоровья прихожан. Называется она «Исповедь». Чтобы эта технология работала на пользу прихожан, была эффективной, должно строго соблюдаться правило – Исповедь должна оставаться ТАЙНОЙ для окружающих, и соблюдать эту тайну обязан священник, принимающий Исповедь. Это очень жёсткое правило. Если кто-то из священников нарушит его, то его отлучают от служения в церкви, чтобы не дискредитировать метод, чтобы он оставался доступным и эффективным в психотерапевтическом плане для прихожан у других служителей церкви.
ВРАЧИ могут узнать тайны ещё более значительные, чем открываются священно-служителям на Исповеди. Без знания этих тайн порой невозможно оказать помощь больному. Раскрытие же некоторых тайн больного может нанести ему серьёзный ущерб, даже повлечь за собой самоубийство. Государство, по видимому, с пониманием относится к праву священнослужителей хранить тайну Исповеди, но лишило такого права ВРАЧЕЙ в некоторых случаях отправления правосудия, закрепив в законе обязанность выдавать сведения о больном правоохранительным органам. Прочитал недавно, что в США в каких-то штатах вообще предусмотрено уголовное преследование врача, если он не то что выдаст сведения о больном, но просто окажет ему помощь, если больной террорист или преступник.
Без этой абсолютно обязательной ВРАЧЕБНОЙ ТАЙНЫ, не может быть и ВРА-ЧЕБНОЙ деятельности. ВРАЧ может оставаться ВРАЧОМ, только если полностью без исключений всё делает в интересах своего пациента, не оглядываясь на интересы рядом стоящих (пусть даже родственников) и чего-то требующих от ВРАЧА в ущерб больному. Они не понимают, что завтра сами могут оказаться в роли пациентов.
ВРАЧ, как и священнослужитель должен хорошо ориентироваться в сфере Духовной. Должен хорошо понимать, смысл и логику плотского и духовного существования. С Духовной точки зрения всё плотское существование, существование живой материи жёстко запрограммировано генами. Всё развитие живой материи, начиная от одноклеточных и кончая человеческим сообществом жёстко запрограммировано и имеет своё начало и свой конец. Никакими человеческими законами и предписаниями ничего здесь изменить невозможно! Поэтому, сообщишь ты кому-то ставшую известной тебе тайну или не сообщишь, откажешь ты в медицинской помощи какому-нибудь «Чикатило» или поможешь ему – по большому счёту, ничего в итоге ни для кого не изменится, в плотском (физическом) смысле, но всё радикально изменится лично для тебя в Духовном смысле. Ты уже потеряешь свой статус ВРАЧА. Никто уже никогда не обратится к тебе за помощью как к ВРАЧУ. В лучшем случае ты останешься врачом (озабоченным зарплатой).
И ещё один маленький совет в ответ на вопрос, «что делать?» Как советовал один мудрый священнослужитель, «Возлюби, и делай всё, что хочешь – всё будет пра-вильно». Но «возлюбить» надо, как Христос, до самопожертвования! Ради того же «Чикатилы»! Слабо?! У Ф.П.Гааза получалось.
«Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».
Последний абзац однозначно закрепляет ценность всех вышеизложенных ПРИН-ЦИПОВ для счастья и благополучия ВРАЧА и славы у всех людей на вечные времена. (Фёдора Петровича Гааза всё ещё помнят и чтут). Попробуйте отнестись к Клятве Гиппократа не как к «игрушке для первокурсников», не как к «доисторической галиматье», а как к СЕРЬЁЗНОМУ РУКОВОДСТВУ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ВРАЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, как к «КОНСТИТУЦИИ» для ВРАЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСИ. Я попробовал. Проблем с «зарплатой» и т.д. у меня нет. Счастья «в жизни и искусстве» (моей врачебной деятельности) с избытком. О «славе» не забочусь, мне это не важно. У моего начальства и моих пациентов ещё ни разу не появилось желание напомнить мне, что я «давал Клятву». Я и без напоминаний постоянно помню все ПРИНЦИПЫ, зафиксированные в Клятве, и часто разговариваю с Богом – молюсь по поводу своей деятельности. Я ЕМУ, прежде всего, ДОЛЖЕН за ЕГО ДАР.
Почему я (пока) не член никакого медицинского сообщества? Потому что у меня вот такие требования к врачам и врачебной деятельности. Если найдётся кто-то в мире, разделяющий моё понимание Клятвы Гиппократа, и кто «нерушимо выполняет» её, следуя её Духу, а не ковыряясь с калькулятором в количестве и рациональном значении её слов, то я с радостью назову его своим братом или сестрой. Вот тогда и появится сообщество, в котором я готов участвовать.
Текст Клятвы Гиппократа можно осовременить, дополнить вновь появившимися аспектами врачебной деятельности (переписать в очередной раз), но её Дух не может быть изменён – это непреходящий фундамент, благодаря которому живут ВРАЧИ и существует врачевание.
Посмотрел я все более поздние варианты клятвы врача в Википедии. Мне Клятва Гиппократа больше нравится. Там с первых же строк апелляция не просто к науке (коммунистической, капиталистической, гитлеровской и т.д.), а к высшей силе (Богу, богам – природе в самой высшей своей форме), которая одарила нас генами, специфическими способностями, судьбой, почему мы и освоили медицинскую науку и стали врачами. Это сразу же ставит врача в особую позицию в обществе (не инженер, не директор, не учитель, не музыкант и т.д.). Далее говорится всего о двух вещах: отношениями между врачами в своём сословии и отношению со всеми остальными (пациентами, настоящими и потенциальными). Всё! Более мелкая детализация в формулировках конечно же возможна, но она уже ничего не меняет в сути, в сверхсмысле Клятвы Гиппократа. Его заслуга и приоритет в этих формулировках неоспоримы, поэтому как-то по другому называть эту Клятву, кроме как его именем, я не вижу смысла. Это мой первый Отец и Брат по врачебному сословию и таковым он будет всегда для всех настоящих Врачей.
У нас часто путают свои личные проблемы, – с зарплатой, с начальником, ещё с чем-то, – с отношениями, зафиксированными в Клятве Гиппократа. Там только об отношениях Врачей между собой в своей корпорации и отношения с пациентами с позиции врача. Все остальные отношения – это отношения просто человека, медицинского служащего, начальника, подчинённого. Их нельзя прицеплять к врачебной деятельности. Впутывать в разрешение своих личных проблем с главным врачом, с минздравом и т.д. ещё и пациентов.

Р.S.Эта статья пришла к нам по электронной почте. Автор – участковый врач психиатр детской поликлиники межрайонной больницы в г.Волосово Ленинградской области Владислав Львович Ларичев.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *