Евгений Михайлович Благитко.

Интервью из архива портала SIBMEDA.RU.

 

Знающим хирурга Евгения Михайловича Благитко (а таких немало) известна и его любовь к лошадям. И вообще, наша медицина рисковала не получить этого доктора в свои ряды! Специально ко Дню рождения Евгения Михайловича, которому сегодня исполняется 76 лет, портал «Сибмеда» подготовил очерк.

личный архив Е. М. Благитко

Е. М. Благитко
Источник изображения: личный архив Е. М. Благитко

Как хирург ветеринаром был

Родился Евгений Михайлович в Западной Украине в селе Варваринцы Тернопольской области. После седьмого класса, в 1954 году, поступил в… Бучачский зооветеринарный техникум.

– Любовь к лошадям привела?

– Да не совсем!

К западянам коллективизация поздно пришла, и у нас оставалось отношение к хозяйству как раз хозяйское. А для хозяина важно, чтобы на подворье всё росло и не болело. Конкурс в техникуме был семь человек на место! И учили нас так, что мы не только «корочки» получали, а умения. До армии успел поработать заведующим ветеринарным пунктом. Ответственность большая, но мне нравилось. Думал, направят служить куда-нибудь в хозяйственную роту, буду продолжать работать по специальности.

личный архив Е.М. Благитко

Е.М. Благитко
Источник изображения: личный архив Е.М. Благитко
…Но ветеринара определили в танковый учебный полк. А дальше в армии пошли изменения. Чтобы использовать финансы рачительнее, на должность полкового начальника аптеки стали брать специалистов срочной службы. Вот так ветеринар Благитко, с дипломом и с опытом, на два года стал начальником аптеки полка.

– Конечно, и в специальную литературу заглядывать приходилось, и консультироваться у военврача. Но аппендицит, во всяком случае, я неплохо научился диагностировать.

Аппендициты у солдат-первогодков часто случаются, потому что люди переходят на другую еду, другую воду, другой режим, – поясняет доктор Благитко, – Но всё равно думал после армии оставаться ветеринаром, планировал всё-таки высшее образование получить. На третьем году службы решил позвонить, узнать, что нужно для поступления.  А мне говорят: «Специальность есть?  Есть! Опыт работы есть? Есть! Заканчиваешь в армии служить? И зачем тебе учиться?  Продолжай дальше работать ветеринаром.

…То ли упрямство западянина сработало, то ли обида взыграла после такого ответа-совета. Но после армии Благитко в вуз поступил. Новосибирский медицинский.

«Мне анатомия тяжело давалась. Так я, чтобы легче запомнить, сравнивал анатомию человека с анатомией лошади», – смеется хирург.

личный архив Е.М. Благитко

Е.М.Благитко
Источник изображения: личный архив Е.М. Благитко
«Закон единства и борьбы противоположностей»

С Новосибирской областной клинической больницей Благитко связан с 1967 года, куда он пришёл врачом-субординатором (тогда шестикурсники проходили субординатуру). Теперь он куратор отделения хирургии ГНОКБ. На свою родную кафедру госпитальной хирургии в медицинском Евгений Михайлович вернулся в 1968 году. Сейчас Благитко – профессор этой кафедры.

– За столько лет не было соблазна поменять место работы?

– Только раз чуть было не переехал в Иркутск. Был момент, когда мой учитель Борис Алексанрович Вицын, уже войдя в солидный возраст, вдруг стал видеть во мне конкурента. Но я перетерпел, и хоть было у Вицына и у меня по-всякому, вспоминаю его добром. Он прекрасный хирург, терпеливый педагог. В 1979 году Борис Александрович предложил мою кандидатуру на должность доцента кафедры госпитальной хирургии. Вот так мне посчастливилось стать первым доцентом у Вицына.

– Так что рекомендация каждые семь лет менять место работы и возможно даже саму профессию не совсем верная?

– А закон единства и борьбы противоположностей ещё никто не отменял! С одной стороны, если человек, допустим, чиновник, то его нужно обязательно менять. Чтобы взгляд из кабинета у него не замыливался, чтобы к «откатам» не привыкал. Менять нужно и тех, кто на работе просто время отсиживает, от кого пользы нет.

А я что? Я врач. Большими деньгами никогда не ворочал. Быть незаменимым не планировал. У меня учеников много. И это до сих пор самый разумный способ научиться – передавать знания от старых профессионалов молодым напрямую, когда опытный может и подсказать, и научить.

Тут (в областной больнице) работаю долго, и это тем удобно, что, во-первых, знаю всех. Во-вторых, сейчас уже вместе с учениками работаем с архивами. Ординаторы, интерны должны вести исследовательскую работу. И они в архивах просматривают истории болезни, анализируют их. Труд очень даже нужный, потому что именно анализ даёт понять, какие способы лечения, какие методики операций дают лучший результат.

личный архив Е.М.Благитко

Доктор Благитко
Источник изображения: личный архив Е.М.Благитко
Благитко обещает и делает

Ещё один рекорд постоянства – Евгений Михайлович 20 лет(!) был главным хирургом области. Так что Новосибирскую область он знает не только теоретически.

– Однажды я как главный хирург говорил по радио о грыжах. Пока ущемления нет, операция простая и недорогая. И в общем, фельдшеры могли бы убеждать, что человеку надо прооперироваться и не ждать ущемлений, когда нам привозят «мешок с гноем» и требуется куда более серьёзное вмешательство.

Но у нас, с одной стороны, пациенты наши привыкли тянуть до последнего, а потом как должное воспринимать, что врач их вытягивает с того света. С другой стороны, молодые врачи нередко просто не хотят оперировать возрастного больного с грыжей. Чаще всего у возрастных – целый букет заболеваний ещё есть. На исход операции, на сроки выздоровления этот букет может повлиять. Вот и не хотят хирурги «будить лихо». Да только кто им мешает посоветоваться с терапевтом?  Подготовьте пациента к плановой операции – и он её хорошо перенесёт. А когда с ущемлением, срочно – вот тут уже времени нет сопутствующие болячки подлечивать.  И значит, риски действительно растут.

В общем, призвал я в той передаче оперировать грыжи вовремя. А если отказывают – обращаться ко мне! И бабки-дедки как начали звонить! Я, если обещал, то и оперировал их у себя в отделении. А разборки с местными врачами были потом.

архива ГНОКБ

Е.М. Благитко
Источник изображения: архива ГНОКБ
«А немцы в позвоночник стреляют!»

– Евгений Михайлович, много операций вы провели впервые. Например, первым удалили поджелудочную железу. Видимо, такие операции как-то особо запоминаются?

– В областной больнице кафедральная работа должна быть на высоте. Вот и внедряли и внедряем всё интересное, что в мире есть. Правда, обеспечения не всегда хватает, от Москвы на пару лет отстаём.

А какая операция запомнилась? Молодой парень по неосторожности выстрелил себе в живот.

Район дальний, больной нетранспортабельный. Но я, тогда ещё молодой хирург, повёлся на слёзы его матери, перевёз пациента в областную больницу. Когда нужно было решать, оперировать парня или нет, с учителем посоветовался. Тот, опытный хирург, не рекомендовал ввязываться: «Больной всё равно не жилец. И если он после операции умрёт, может случиться так, что ты больше не захочешь работать хирургом».

Я же решил рискнуть. Так в ночь перед операцией всех домочадцев перебудил! Увидел сон, как немцы вышвыривают меня с кровати (хоть и маленький в войну был, но помню до сих пор, как немцы вошли в село, в дом). Во сне я от немцев бегу, а они мне стреляют в позвоночник! Боль жуткая!  Я от неё заорал по-настоящему и от крика проснулся.

Больной после операции выжил. Но новая напасть началась: ослабленный организм реагировал на практически все известные больничные инфекции. Ломал голову, что с парнем делать. В результате отправили его домой, на полторы недели, на деревенское молочко, от микробов больничных подальше. Когда пациент вернулся на проверку, я его даже не узнал: он уже не выглядел таким худым, за десять дней поправился на 7 килограммов!

личный архив Е.М. Благитко

Е.М. Благитко
Источник изображения: личный архив Е.М. Благитко
«Я жизнь люблю!»

– Евгений Михайлович, а как при такой включённости в любимую работу всё-таки не сгореть раньше времени?

– Усталость страшнее даже не физическая, а моральная. Но жизнь точно стоит того, чтобы её любить и уважительно к ней относиться. И нужно не одной специальностью жить. Я даже в отпуске встаю в пять утра.  В привычку вошло, что кто-нибудь из лошадей летом живёт не в конюшне, а на нашей даче. Пообщаешься с лошадьми – уже, вроде как, и усталости нет.

Бог послал мне жену хорошую, понимающую. Конечно, и дома, и на даче от работы не отлыниваю. Но и книги писать мне интересно.  Так что время «занимаю» у сна, отсыпаться некогда.

Вот мой учебник для интернов. Я на нём не стремился заработать. Он бесплатно в Интернете выложен! Только кнопку нажми и для начала готовый опыт прими! Мастера обычно выходят из подмастерьев.

 

архив ГНОКБ

Е.М. Благитко
Источник изображения: архив ГНОКБ
…Евгений Михайлович показал и книгу, ради которой он десять лет работал в архивах. В «Истории хирургической службы Новосибирской области» собраны факты, каждый из которых стоит исторического романа. Факты, за которыми такие судьбы стоят!

Вот Виктор Прокопьевич Смольников. Родился и вырос в Китае. Будучи профессором медицины, много раз получал отказы в советском гражданстве. Приехав, наконец, в Новосибирскую область, в Убинку, со своим рентгеновским аппаратом, профессор был репрессирован.  И полтора года проработал не сельским плотником, как настаивали органы МВД, а рядовым рентгенологом Убинской ЦРБ.  (И даже на такую работу Смольников получил разрешение благодаря главврачу больницы Кузнецову). А позже Виктор Прокопьевич вошёл в историю медицины как один из основоположников внутривенной анестезии.

– В планах у меня книжку написать «Они были первыми», – делится Евгений Михайлович. – О том, как медицинская наука развивалась, кто и какие открытия делал. Вот самый нежный орган, поджелудочная железа. До 16 века считалось, что она нужна сосуды предохранять. Позже выяснилось, что поджелудочная – важный орган эндокринной системы.

В общем, цель себе поставил – напомнить читателям, особенно – молодым врачам, что медицина, сколько будет жить, столько и будет развиваться. И открытия в ней всегда будут. У хорошего врача должно войти в привычку обновлять свои знания, а не довольствоваться старым багажом.

– В художественной литературе хотите себя попробовать? Роман, допустим, написать?

– Здоровое самолюбие – это хорошо. За слова, положенные на бумагу, не должно быть стыдно. Есть люди, которым дано писать изумительно. А я… вот за учебники и справочники мне не стыдно.

Хотя «Лошадиные рассказы» написал всё-таки. Отдыхал, наблюдал за конями. Было интересно на бумаге попробовать думать, как лошадь. Сейчас мысли есть издать альбом с фотографиями моих коней, с экспонатами моей коллекции, связанной с лошадьми. Я её 15 лет собирал!

архив ГНОКБ

Е.М.Благитко с коллегами
Источник изображения: архив ГНОКБ
О цифрах, датах, депутатах

– Евгений Михайлович, прошлый год был для вас юбилейным. Как вы воспринимаете круглые даты?

– Ох, не люблю я балаган!  Ни 70, ни 75 лет отмечать не хотел. Когда меня чествуют, себя чувствую подсудимым. Ну, или как на поминках, когда о человеке плохо не говорят!

Мне таить нечего. Я и в ответном слове юбиляра говорил, что друзей у меня много. И жизнь, которую я люблю, меня прикладывала голой кожей к неструганой доске. Предавали и друзья. И ученики. Может, и на меня кто обиду держит: за излишнюю резкость, когда за врачебные ошибки отчитывал.  Но ведь я за дело отчитывал! И сам из-за этих ошибок переживал.

– А снова быть депутатом хотите?

– Да, я был депутатом того, расстрелянного, Верховного Совета. И больше – ни-за-что! Даже правнукам наказал, чтобы туда не лезли! Идут туда ради собственной карьеры, ради больших окладов за то, что кнопки нажимают. Честным людям там ситуацию не переломить.

Такая маленькая награда

Наград и званий, самых престижных, у Евгения Михайловича много. Но самая дорогая для него – маленький знак «За заслуги перед Новосибирской областью».

– Награды, звания, присуждаемые в других городах и странах, мне кажутся не лишёнными формальности. Если награждённый живёт далеко, то и знают его не так хорошо, как на месте. А я живу здесь, ни от кого не прячусь. И для меня важно, что именно земляки мою работу видят и считают её достойной знака.

"Сибмеда"

Музей ГНОКБ
Источник изображения: «Сибмеда»

И напоследок

Хирург, вот уже скоро полвека работающий с людьми, видящий их не в лучшей форме: растерянными, а порой, и отупевшими от боли, смотрящими на доктора как на Бога и порой забывающими сказать ему «спасибо», когда обыкновенное чудо состоялось, сказал:

«К смерти привыкнуть нельзя. Человек – существо социальное. Умирает же не просто пациент.  А сын, муж, отец. Возможно, работник, на котором всё держалось. Возможно, друг самый закадычный. Столько надежд, столько живых ниточек умирает всего лишь с одним человеком…». 

А правда, сколько жизней спасает врач, спасая всего одного человека? 

 

Автор: Татьяна Бекишева

Источник: https://sibmeda.ru/museum/meditsina-v-litsakh/po-nestroganoy-doske/

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *