Охват Ольга Михайловна. В каждой семье хотят, чтобы был свой доктор.

Интервью с лауреатом областного конкурса «Врач года 2017», врачем-педиатром участковым ГБУЗ НСО «ГКП №7» Охват Ольгой Михайловной.

Ольга Михайловна, Вы с детства мечтали стать доктором?

В детстве я мечтала стать ветеринаром. Но в то время, когда я была маленькой, ветеринария  в основном шла в сельской местности, частных клиник и городских, которые занимались бы домашними животными (кошки, собаки) было очень мало. Когда  в возрасте 12 лет, я маме сказала, что пойду на ветеринара, она ответила: « Нет, тебя я туда не пущу, потому что какая-нибудь лошадь лягнет, или бык еще чего-то, поэтому думай что-то другое».

Наш прадедушка был хирургом, дома много об этом говорили, книги были — читала, дома лежал большой справочник фельдшера, который я с детства периодически  пролистывала. Так что к классу девятому я уже точно поняла, что хочу на лечебное дело, но со взрослыми работать особой тяги не было, больше нравилось с ребятишками общаться.

И родители поддержали на этот раз?

Поддержали, мне кажется, в каждой семье хотят, чтобы был свой доктор.

Почему выбрали работу именно с детьми?

У меня мама педагог, с детства постоянно крутились в этой среде, помогали с проведением праздников, присутствовали на внеклассных мероприятиях. Я вне детей себя не ощущаю, привыкаешь, когда всегда вокруг тебя дети, шумно,  весело.

О Вас и Вашей работе очень много положительных отзывов, называют Врачом с большой буквы, лучшим педиатром, выражают искрению благодарность за Ваше дело, как Вам удается завоевывать доверие и расположение людей?

Я люблю свое дело. Самое главное, в любой профессии, относится к людям так, как хочешь чтобы относились к тебе. Бывают разные ситуации: и родители взвинчены, необоснованные вызовы, когда хочется зайти и высказать: «Почему не дошли сами, почему то, почему это..». Но всегда ставишь на первое место ребенка, во-первых ребенок не виноват, что у него такие родители, во-вторых ребенок может быть действительно болен, в первую очередь всегда оказываешь помощь. Когда объясняешь людям, как бы хотелось, чтобы в дальнейшем строились наши отношения, они это понимают, и я свой участок очень люблю, и люди соответственно относятся с пониманием, с теплотой.

Вы задели конфликтные ситуации с пациентами, расскажите как справляетесь с ними, находите выход?

В основном стараемся смягчить. Ставишь себя на их место, слушаешь в первую очередь, чтобы понять, потом объясняешь свою точку зрения и предлагаешь варианты решения, как можно поступить: можно пойти и пожаловаться, или подойти лично поговорить, все обсудить и прийти к мнению которое устраивает обе  стороны.

Не возникало ли у Вас желания поменять сферу деятельности?

Нет.

Когда мы учимся в институте, с годами ничего не меняется,  у нас закладывается, что на участке работать не интересно, скучно, не важно, все самое главное проходит в стационаре. Поэтому заканчивая университет, мы пытаемся найти место в стационаре.

Когда я пришла работать в поликлинику, надо мной взяла шефство заведующая педиатрическим отделением  Юлия Валерьевна, очень хороший человек, светлый, открытый, она взяла меня «под свое крыло», во всем вела, всему научила. Помогла вникнуть в специализацию, объясняя что на участке самое важное.

Если мы заболели нам важно не только вылечится, но и очень важно, чтобы мы вообще больше не болели.

На участке  ты видишь ребенка с самого рождения, наблюдаешь как он растет, пытаешься сделать так, чтобы они потом не болели: рассказываешь мамам режим дня, правила посещения детских садов, каких-то общественных мероприятий, чтобы меньше было столкновений.

Есть ребятишки, которые уже выросли и сейчас они уже своих детей родили, это тоже очень приятно. На участке самое главное, чтобы дети росли крепкими, здоровыми, чтоб все они были счастливы. И ты видишь процесс от начала и до момента вступления во взрослую сеть.

В стационаре все очень быстротечно, ребенка зачастую выписывают недолеченым, потому что идет большой поток,  и  мне кажется что морального удовлетворения как врач можешь не получить, и очень быстро перегореть, потому что люди идут, сменяются, а тут, на участке человек пришел, ушел, но через какое то время он возвращается, ты видишь его на улице, ты общаешься, поэтому желание изменения специальности не возникало.

Какое самое значительное событие произошло за период Вашей профессиональной карьеры?

Очень сложно сказать. Первое, наверное, это когда меня поставили в первый раз замещать заведующую отделения. Это говорило, о том, что мне доверяют, дают шанс показать себя не только как выполняющего, одного из звеньев, а посмотреть на это все сверху, попробовать руководить, соответственно внести какие то свои нотки. Всегда, когда приходит новый человек, он ситуацию видит немножко по-другому, и когда ты находишься на уровне, скажем, обычного врача – это взгляд на все ситуации с одной стороны,  когда ты поднимаешься на ступеньку выше, ты можешь по-другому посмотреть и предложить варианты решения тех проблем, которые ты видишь.

И недавнее событие, тоже очень значимое — участие в конкурсе «Врач года-2017», даже не смотря на то что в финал не вышла. Очень сложно мне понять, как судьи могут оценить врачебные специальности, разных выбирают людей, все они уникальны, вот все чьи фильмы я смотрела, за всех бы проголосовала.

Какие чувства вызвал у Вас конкурс, трудно ли было принимать участие?

Конечно, это был большой стресс. Сама бы я, наверное, не пошла:  надо писать работу, надо уделить этому много времени. Сейчас у нас более-менее комплектация хорошая, тогда многих сотрудников не хватало, мы совмещали и участки, и вызова, времени особо не было. Меня поддержали на работе, помогли подготовиться. В семье мне старшая дочь очень помогла.  Но ощущения что участвовала в конкурсе, как показывают, борьба за места и прочее такого не было, было просто желание посмотреть что это, как это проходит.

Как Вы думаете, какими качествами должен обладать доктор чтобы его могли назвать профессионалом?

Во-первых, самое главное — это сочувствие, в любом случае, потому что если ты не сочувствуешь человеку, ты не сможешь его ни понять, ни направить: что особо важно у маленьких детей. Родителей необходимо толком расспросить, что происходит и как происходит.

Но что кажется мне более важным, у людей старшего поколения (бабушки, дедушки), от которых очень сложно добиться истины, на это надо много терпения, потому что они начинают рассказывать все с момента рождения.

Соответственно сочувствие, должно быть много терпения, желание помочь. Обязательно стремление узнавать новое, читать, несмотря на занятость.

И вообще любовь к жизни, потому что если доктор сам к себе относится так, попустительски, то  и к остальным он будет относиться также.

Можете рассказать о своей первой практике?

Когда я впервые вышла на работу у меня не было медсестры. Помню первый вызов — кишечная инфекция. Я пришла, посмотрела, послушала, даже не помню дала ли рекомендации, пришла к Юлии Валерьевне и спрашиваю что мне делать дальше. Она говорит: «Что вы хотите мне этим сказать? Вы спрашиваете: какое обследование назначить, или какое лечение, или что вообще делать дальше?» — Я это так хорошо запомнила. Она говорит: «Я надеюсь что вы это сделали, и это сделали, и вот это сделали…» — На меня смотрит, и говорит: «Я поняла, придется вам еще раз сходить и все это сделать». Не было такого, что: «Как Вы того-то, того-то не сделали? Вы же должны это знать».

Вы слышали об обсуждении законопроекта о защите медицинских работников от нападений, как Вы смотрите на то, что законопроект не вступил в силу?

Хотелось бы, конечно, чтобы этот закон приняли. Потому что  в нашей поликлиники, тоже было несколько случаев, когда неадекватные родители совершали нападения на доктора. Поэтому, конечно, страшно бывает.

Хочется еще, кроме того, что государство берет ответственность за нападения на врачей, чтобы была ответственность родителей за момент, когда они вызывают доктора, чтобы всегда был обеспечен доступ к пациенту.

Бывает так: мама вызвала ребенку врача, домофон не работает, в подъезд попасть сложно. Телефонов служебных у нас нет, мы вынуждены звонить со своего личного телефона, но мне же не хочется чтобы потом звонили пациенты со всех участков, потому что они сразу вбивают номер «доктор» и потом начинаются звонки, а поликлиника у нас огромная. Причем это может быть в любое время. Это утомляет, и отвлекает, не должно быть такого. Я вынуждена звонить пациенту, а пока она спустится, мы тратим время, это неуважение к доктору. Зимой, когда много вызовов, ты идешь от одного к другому, и вот на это ожидание по 30-40 минут тратится,  а где-то ребенок с высокой температурой, которому надо оказать помощь, а он ждет.

Тут должна присутствовать ответственность родителей и перед другими детьми. Доступ всегда должен быть как для «скорой»: двери открыты, звонок на двери работает, никого вызванивать я не должна, пришла, зашла, посмотрела, дала рекомендации, оказала помощь и ушла.

По поводу нападений: иногда говорят, по-набирайте в другие квартиры. Опять же это время. Там могут находиться маленькие дети, родители, которые могут быть недовольны. И был у нас случай, когда доктору вот так дверь открыли, но потом вышел мужчина, который доктора избил. В результате врач подала на него иск за причинение увечий, а мама ребенка, которая вызвала врача, на доктора, за то что та не обслужила вызов. Такого быть не должно. Избиение это одно, но ответственность родителей за жизнь своего ребенка и за жизнь других детей должна быть. Хочется, чтобы такой закон тоже был принят.

Что бы Вы хотели посоветовать, сказать начинающим врачам, студентам?

Сейчас первый выпуск будет не как у нас. Мы после института, получив диплом, могли пойти в интернатуру и ординатуру,  сейчас они будут вынуждены на 3 года прийти в поликлинику, мне кажется что это не совсем верный ход. Над нами был руководитель, к которому можно было подойти, поговорить, спросить. Сейчас студентов зовут в поликлинику. После института в голове каша, не важно учился на тройки или на пятерки, все равно практики нет. Когда народ придет сюда, не будет человека, к которому в любой момент можно подойти и спросить, да, может закрепят кого-то. Как это будет выглядит со стороны (у нас просто был такой опыт): сидит, принимает доктор, который уже с опытом, параллельно идет прием у молодого доктора, она чего-то не знает, она вышла из своего кабинета, зашла сюда и начинает спрашивать, что происходит в присутствии другого пациента – «мамочки». «Мамочки» — они общаются друг с другом, они пошли, погуляли вместе: «А вот к нам доктор Ваша приходила, спрашивала..». Это подрывает доверие к врачу. Любой доктор может сказать: «Вот здесь я должен посмотреть, я посмотрю, и мы все обсудим», это и опытный вправе сделать, а молодежь тем более. Но  когда доктор уходит и спрашивает при другом пациенте, это и не этично, и некрасиво получается по отношению к пациентам, что они видят вот это.

Поэтому  молодым докторам хочу сказать, с учетом того что они будут вынуждены немножко от своей мечты отступиться, потому что, я думаю, немногие хотят идти в поликлинику, не боятся спрашивать, не боятся пациентов, ведь это сразу ощущается, если родитель заходит, видит что доктор сидит напуганный,  она сразу толком  все не расскажет, и будет недоверие. Она начнет ходить от одного доктора к другому, это тоже очень важно, потому что теряется отслеживание динамики процесса — лечение может быть разное при одном заболевании и динамику на самом деле сложно отследить. Бывают пациенты, которые вот так ходят, потом к тебе приходят, и говорят: «Нам ничего не помогает», а по факту как понять помогает или нет, если они три дня делают одно, потом три дня другое, и слушают каждый раз разных специалистов. Очень сложно оценить, что было в начале, а что сейчас, потому что как любой человек мама может немножко все рассказать по иному, как ей кажется на тот момент.

Как Ваша семья относится к Вашей профессии?

Муж относится хорошо. А детям хочется, чтобы больше времени уделялось им. Старший ребенок, который прежде не поддерживал, наоборот сейчас на моей стороне, защищает, потому что у нее тоже есть любимое занятие, говорит: «Мама, я тебя понимаю, иди, ты должна двигаться, раз тебе хочется, работать». Средняя дочь, конечно, переживает, что мама много времени на работе.

Дети хотят по Вашим стопам пойти?

Дочка средняя хочет. Младший сын пока не особо понимает, он говорит: «Я буду реанимация». Дочь часто на работу приходит, на приеме сидит, либо читает, либо уроки делает. Помладше была так она каждый день приходила, погремушками звенела.

Чем занимаетесь в свободное время, есть хобби, домашние животные?

У нас есть собака, с которой мы вместе с детьми гуляем. В свободное время, поскольку у меня трое детей, каждому из них надо уделить время. Больше свободного времени уходит на детей.

Еще  есть общее хобби, мы раз в год всей семьей уезжаем путешествовать за рубеж. Очень долго готовимся, читаем, составляем каждый свой план, потом объединяем, так как посмотреть все невозможно, а всем всё хочется, но впечатлений надолго хватает.

В последний раз мы были в Испании. Если в общей массе смотреть, как приезжий, то мне кажется, что там, действительно, более открытые, улыбчивые люди, чем в России. Туда много кто приезжает отдыхать. Люди в основном расслабленные, довольные жизнью.

 Хотели бы что-нибудь еще добавить от себя, для читателей?

Хочется сказать, что всегда надо иметь цель, чтобы двигаться. Потому что если нет цели, то ты никуда не двигаешься, и кажется, что времени еще много, но на самом деле оно идет очень быстро. И любому человеку после себя хочется оставить что-то: детей, которые наше продолжение, оставить какое-то мнение о себе, необязательно для этого становиться кем-то очень известным, много хороших людей, о которых рассказывают из поколения в поколение. Хотелось, чтобы хоть мало, но каждый из нас мог изменить мир к лучшему. И не стремился уехать отсюда в другое место, потому что Родина — это самое главное.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *