Олег Борисович Левин. Врач должен быть человеком ответственным и решительным.

Победителем второго областного конкурса профессионального мастерства «ВРАЧ ГОДА — 2004» стал Олег Борисович Левин, заместитель главного врача Государственной Новосибирской областной клинической больницы по анестезиологии и реаниматологии. Надо отметить, что вся профессиональная деятельность Олега Борисовича связана с областной больницей. Он пришел сюда студентом шестого курса мединститута проходить субординатуру. Так уже получилось, что разговор с Олегом Борисовичем Левиным в основном был о его работе. А объясняется это просто – любовью к своему делу.

— Олег Борисович, как вы стали врачом? Это было стечение обстоятельств или сознательный выбор?

— Желание стать врачом у меня появилось еще в детстве. А объясняется это просто – у меня мама врач. Мама работала врачом на скорой помощи, потом она преподавала в медицинском училище, а сейчас заведует физиотерапевтическим отделением клиники научного центра клинической и экспериментальной медицины СО РАМН. Я всегда ею очень гордился. Меня восхищало, как она выходит из машины в белом халате, с медицинской сумкой. Уже позже я начал осознавать, что это было удовлетворение от того, насколько она была востребована. Востребована пациентами, друзьями и родственниками, коллегами по работе, независимо от времени суток, независимо от того, рабочий это день или выходной. Мне очень нравилось, как она ведет себя с пациентами, как она консультирует, а среди ее пациентов было очень много наших друзей. Насколько результативны были ее консультации, насколько ей люди были признательны. Так что желание стать врачом во мне посеяла мама. Но по началу я хотел стать рентгенологом. Это желание тоже из детства. Однажды мне делали рентгеноскопию, и меня поразило, как можно безболезненно и быстро изучить «непрозрачное» тело человека. И это даже сподвигло меня на углубленное изучение природы излучений в старших классах. Так что когда я поступал в институт, то предполагал стать специалистом по диагностике.

— Когда же пришло желание стать анестезиологом-реаниматологом?

— С первого курса института я начал работать в отделении анестезиологии-реанимации НИИ патологии кровообращения. Вначале санитаром, потом медбратом. Так вот, когда я в свое первое дежурство вошел в палату реанимации, произошел инсайт. Я понял, что такое работа анестезиолога-реаниматолога. Я прочувствовал результат их работы, прямо сиюминутный, в момент реанимации. Здесь же я увидел значимость техники для жизни и контроля эффективности лечения. И буквально через несколько недель после моего первого дежурства я понял, что буду именно анестезиологом-реаниматологом. Потом на шестом курсе я оказался в областной больнице в группе у Евгения Михайловича Благитко. И он позволил мне проходить субординатуру не в хирургических отделениях, а в отделении реанимации и интенсивной терапии. Он мне тогда сказал: «Это до твоей первой тройки». Но их не было. Я все время находился среди анестезиологов-реаниматологов, мы очень сдружились. К окончанию субординатуры заведующий отделением реанимации Александр Порфирьевич Колмогоров рекомендовал мою кандидатуру на должность анестезиолога-реаниматолога больницы. Для меня это было большим подарком. С тех пор я здесь работаю и очень это ценю.

— В двадцать пять лет вы возглавили реанимационное отделение. Было страшно?

— Ужасно. Было страшно, но было и очень интересно, и очень ответственно. Это был 1993 год. Было принято решение об открытии отделения реанимации и интенсивной терапии для больных терапевтического и нейрохирургического профиля. Меня пригласил Виталий Петрович Пушкарев и сказал, чтобы я начинал формировать команду, начинал оснащать отделение, контролировал окончание ремонтных работ. С мая по октябрь, а открылись мы 4 октября, я оттуда буквально не выходил ни днем, ни ночью. Надо сказать, что мне очень помог отец. У него золотые руки. Мы с ним все промеряли, сверлили стены, монтировали консоли. Многие вещи приходилось просто делать своими руками. Приходилось жестко контролировать и самих строителей, выполнявших ремонт, и медтехников, монтировавших аппаратуру. Я не позволял никаких вольностей, я требовал, чтобы все было выполнено с соблюдением всех инструкций. Если где-то что-то нужно фиксировать на четырех болтах, то чтобы это было на четырех, а не на трех и не на двух. Затем был подбор врачей, формирование команды медицинских сестер. Часть из них имели опыт работы в отделениях реанимации, часть не имели, поэтому приходилось очень много заниматься подготовкой персонала. Обсуждали каждый шаг, каждую технологию, что куда ставить, как обрабатывать, как реагировать на различные ситуации. Но я думаю, что я их хорошо подготовил, потому что у нас не было никаких сбоев в клинической работе. Так что свой страх я преодолел в процессе работы. И еще я думаю, что все предусмотрел. Конечно, были сложные моменты и трения между членами команды. Ведь команда формируется не за один день. Были споры. Было мое самовоспитание как заведующего. Сейчас в ряде случаев бы совсем по-другому себя вел, нежели тогда.

— Вы жесткий руководитель?

— Да, очень. Но по-другому нельзя. Это очень ответственно.

— Что для Вас главное во враче анестезиологе-реаниматологе?

— Теоретическая база, широкий профессиональный кругозор и навыки. Анестезиология и реаниматология – это главное связующе звено между всеми клиническими дисциплинами. Острые, жизнеугрожающие ситуации могут возникнуть при любом заболевании. И врач анестезиолог-реаниматолог должен быть эрудирован как в патогенезе жизнеугрожающих состояний, так и в нозологических формах, при которых они могут возникнуть. И еще врач должен быть человеком ответственным и решительным.

— Тема вашей кандидатской диссертации была посвящена проблемам внутрибольничных пневмоний. Почему Вы остановили свой выбор на ней?

— С 90 гг. акценты в интенсивной терапии, в реаниматологии делаются не только на эффективности предлагаемых лечебных мероприятий, но и на их безопасности. А внутрибольничная пневмония – это частое и опасное осложнение у пациентов отделений интенсивной терапии. И я счел для себя необходимым начать свой научный творческий поиск с этого. Тем более, что я работаю в сотрудничестве с признанными авторитетами в этой области: это – академик СО РАМН Лидия Дмитриевна Сидорова и доктор медицинских наук Наталья Петровна Домникова. Благодаря их поддержке и состоялась эта работа.

— О практических результатах этой работы уже можно говорить?

— Наверное, рановато. У нас есть общая тенденция к тому, что выживаемость в реанимационных отделениях областной больницы существенно повысилась. До 93 процентов. Это значительная динамика. Но нельзя привязать это только к мерам профилактики внутрибольничных пневмоний. Здесь большую роль сыграло то, что создана единая служба анестезиологии и реаниматологии в больнице. Мы пришли к общему знаменателю по многим разделам работы. Это дало мощный выход. Сформировалась команда. Есть единая политика. Я думаю, что мы лидеры в России. Мы создали службу, наметили план развития. Мы очень многое сделали и для совершенствования работы службы, как в больнице, так и в области. Это и консультации, и выездная работа, и образовательные мероприятия, которые мы проводим здесь.

— Стало ли для Вас неожиданностью, что именно Вы стали «Врачом года»?

— Когда я сидел в зале и смотрел видеоролики, то в какой-то момент понял, что у меня есть хороший шанс. Хотя я считал, что наиболее вероятный кандидат – Галина Ивановна Баскакова, заведующая хирургическим отделением Чистоозерной ЦРБ. Меня наповал сразил видеоматериал о ней, как много она сделала для здравоохранения Новосибирской области. Я понимаю, что важно не только то, какой ты профессионал, но и то, сколько ты сделал для здравоохранения. И для меня она была первой. Ну, и конечно, Дима Хоптян.

— Что для Вас означает победа в этом конкурсе?

— Это, прежде всего, очень большая ответственность. Ни в коем случае нельзя почивать на лаврах. Всегда надо держать в голове: а что у нас завтра? На совещании руководителей подразделений службы анестезиологии и реаниматологии больницы я отметил, что это – победа всей команды. Победил не я, а мы. Что бы я без коллег? Один в поле не воин. И еще я очень горд, что представлена и получила признание наша специальность.

— А что у Вас завтра?

— Планов много. Необходимо многое упорядочить, систематизировать. Анализ и систематизация всего полученного в результате работы, изучения литературы обсуждаются на днях специалистов. Алгоритмы, которые отработаны в областной больнице, доводятся до других ЛПУ. На следующий год у нас намечены большие планы по образовательным мероприятиям для районных и городских анестезиологов-реаниматологов. Темы будут касаться дыхательной недостаточности, технологий дыхательной поддержки, анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии новорожденных и детей, амбулаторной анестезиологии. Ну, а лично у меня – работа над докторской диссертацией. Думаю, что в ближайшие 3-4 года я буду заниматься ею.

— Олег Борисович, по всему видно, что главное для Вас – работа. Но есть ли еще какие-то увлечения?

— Я люблю путешествовать. У меня есть настоящие друзья, с которыми мы рядом уже почти 20 лет. И мы часто вместе проводим время. Стараюсь бывать на концертах, в театре. Читаю. Правда, больше времени все же приходится уделять специальной литературе.

— Скоро Новый год. Что бы Вы пожелали своим коллегам?

— Я хотел бы пожелать друзей, надежных и искренних. Хотел бы пожелать всего того, что приносит счастье. И, конечно, крепкого здоровья.

Поделиться:

3 комментариев(-ия)

  1. Действительно специалистов не ценят. Сколько хороших специалиствов уволились при Степанове В.В.? У руководителей нет главной цели лечить пациентов, а тем более сохранить штат опытных специалистов, чем меньше стаж, тем меньше зарплата и налоги…

  2. ктото оказал давление у нас не ценят н астоящих професионалов с таким подходом мы ничего хорошего в часности в медицине не получим очень жаль

  3. Олег Борисович мы очень сожалеем что Вы собираетесь
    покинуть областную больницу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *