Детский доктор мира Леонид Рошаль: если есть пострадавшие дети — я приеду.

Президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, профессор, доктор медицинских наук Леонид Рошаль в пятницу отмечает 85-летие.

У человека, имя которого знают не только в России, но и за рубежом, много званий и наград, но самое ценное, пожалуй, «Детский доктор мира». Так его называют тысячи родителей в Армении, Грузии, Турции, Египте, Индии, Америке, Японии, десятках других стран и разных уголках России. Там, где происходили природные катаклизмы, где в ходе военных конфликтов страдали дети, где захватывали заложников, Рошаль не ждал, когда его позовут, а ехал и сам предлагал свою помощь детям.

Врач неоднократно говорил в своих интервью о том, что ничего не боится. Не боялся Рошаль говорить с террористами в Беслане, неоднократно возвращаться в захваченный террористами театральный центр на Дубровке не боялся, вступить в открытое противостояние с действующим в 2011 году министром здравоохранения Татьяной Голиковой, первым докладывать лично президенту РФ Владимиру Путину о том, как мало в сравнении с другими странами делается в России для здравоохранения тоже не боялся.

Оперировать, спасать детей, говорить с ними о войне, снова спасать детей, опять и опять возвращаясь туда, где в опасности дети, — пожалуй, и правда, ничего не боится детский доктор мира.

Стать детским хирургом

Специально заниматься помощью детям в чрезвычайных ситуациях Леонид Рошаль не планировал, хотя врачом собирался стать с пятого класса. В школьном сочинении он писал, что хочет «стать хирургом и вырезать аппендициты».

С аппендицитом позднее вышла история: оперировал по этому поводу собственного сына. «Если я что-то могу делать хорошо, почему я не могу это сделать для своего сына», — вспоминает Леонид Михайлович в одном из телеинтервью. Но это все будет позднее.

Леонид Рошаль целенаправленно идет на педиатрию Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова. После окончания университета в 1957 году получает распределение на работу участковым врачом, хотя и имел рекомендацию к поступлению в ординатуру по детской хирургии.

В одном из интервью доктор признался, что очень обидно было идти в участковые, но теперь считает это важным опытом. Сейчас он даже убежден, что необходимо возродить практику распределения. Это, по мнению Рошаля, позволит не только врачам получить необходимый опыт, но и справиться с дефицитом врачей в поликлиниках.

«Армения переломила мою жизнь»

Помощь детям в чрезвычайных ситуациях началась для Рошаля стихийно. В 1988 году в Армении произошло страшное по своей разрушительной силе землетрясение, город Спитак, находившийся в эпицентре, был разрушен до основания. По разным данным погибли от 25 до 100 тыс. человек, 10 тыс. получили инвалидность. В первый же день тогда из Москвы на помощь пострадавшим вылетели 98 высококвалифицированных хирургов.

При ликвидации последствий ЧС обычно считается, что медицинскую помощь ребенку может оказывать любой взрослый врач. Рошаль убежден, что это не так, потому что организм ребенка совсем по-другому реагирует на многие процессы, в том числе, к примеру, на краш-синдром. Ребенок, по его словам, часто погибает не потому, что не оказывается помощь, а потому, что оказывает не та. Многим детям после ЧС именно Рошаль и его специалисты спасали руки и ноги, когда другие врачи предлагали ампутацию как единственный выход для спасения жизни.

Сам Рошаль признается, что в 1988 году поехал в Армению после землетрясения просто потому, что понял — по-другому нельзя. Армянские врачи, по его словам, просто физически не могли справиться с таким числом пострадавших детей.

Так начался путь длиной в 30 лет, за которые была создана уникальная практика помощи пострадавшим детям в чрезвычайных ситуациях. Практика доктора Рошаля по специализированной помощи детям остается уникальной. Не имеет и аналогов в мире НИИ Неотложной детской хирургии и травматологии, который Рошаль возглавляет с 1982 года.

Позднее во многих телеинтервью будут использовать кадры, где он сидит у себя в кабинете за столом, снимает трубку, набирает номер и спрашивает: «Добрый день, это профессор Рошаль Леонид Михайлович из Москвы. Я звоню по поводу этого землетрясения, я звоню узнать, есть ли дети, нужна ли какая-то помощь, если помощь необходима, буквально первым самолетом я к вам улечу, или сам, или с группой, с медикаментами, если это необходимо. Пожалуйста. Я жду, до свидания».

Переговоры с террористами

Рошалю приходилось спасать детей, не только используя медицинские навыки и знания. Дважды в жизни он вел переговоры с террористами, захватившими детей в заложники.

23 октября 2002 года, Москва. Здание театрального центра на Дубровке во время второго действия мюзикла «Норд-Ост» захватила группа вооруженных боевиков, в нем находилось более 800 человек. Во второй день удержания заложников доктор Рошаль вместе с иорданским врачом, доцентом хирургии Академии им. Сеченова Анваром Эль-Саидом впервые входят в здание, через 15 минут они выносят погибшую молодую женщину и идут обратно. На протяжении двух дней Рошаль снова и снова возвращается в здание, коробки с медикаментами и гигиеническими средствами ему помогают нести журналисты.

Рошалю разрешили оказать медицинскую помощь после того, как он поможет раненым террористам. По словам детского доктора, нужно было перебороть ненависть, чтобы сделать это. В итоге в одном из туалетов центра (там были вода и электричество) он устроил госпиталь и помог двум боевикам с пулевыми ранениями, за что ему разрешили оказать медицинскую помощь ребенку с раной плеча. Благодаря его переговорам с террористами из здания удалось вывести восемь детей.

1 сентября 2004 года, Беслан. Террористы захватили в заложники 1128 человек — детей, родителей, учителей и других сотрудников школы. Доктор прилетел вечером того же дня.

В ходе одной из пресс-конференций менее, чем через неделю после трагедии в Беслане, он рассказал, что лично разговаривал по телефону по 10-15 раз в день с одним и тем же боевиком, угрожавшим начать убивать заложников и требовал, чтобы на переговоры явились представители властей, в частности президенты Северной Осетии и Ингушетии. Рошаль убежден, что, в том числе, его общение помогло выиграть время для того, чтобы подготовиться к приему пострадавших в больницах.

При этом Рошаль говорит, что переговоры с террористами вести нужно, но нельзя идти у них на поводу.

Дети — лучшие люди

Уход каждого ребенка каждый раз переживает очень остро, говорит, «болит нормально» и долго. В интервью он часто подчеркивает, что для него неприемлем цинизм, ни профессиональный, никакой другой, а в человеке, да и во враче должны сочетаться обязательно и профессионализм, и человечность.

«Все врачи встречаются с горем. Мало кто приходит к врачу на праздник. Здесь важный элемент врачебной этики», — убежден детский врач.

С родителями пострадавших детей доктор тоже общается по- особенному, понимая, что в этой ситуации родитель тоже в некотором роде болен. По его признанию, часто сам не только осматривает самых тяжелых детей, но и может просто приходить в палату к ребенку и просто сидеть рядом.

Детей называет «лучшими людьми» — чистыми, открытыми. «Дети гораздо умнее взрослых. Я не видел ни одного ребенка, который сказал бы, что война — это правильно», — говорит он в одном из телеинтервью.

Безапелляционность детского спасателя

Когда спасаешь детские жизни, планка ценностей поднята так высоко, что настоящей неудачей в жизни может считаться только гибель человека или его инвалидность. Все остальное — сопутствующие потери. Когда много-много раз в жизни преодолеваешь собственный страх и спасаешь людей, потом во всем остальном можно быть безапелляционным в суждениях, можно быть снисходительным. Еще можно считать, что для достижения высокой цели хороши вообще все средства.

Возможно поэтому Рошаль говорит с детьми, пострадавшими в зоне военных конфликтов. О войне детей расспрашивает, задает такие буквальные вопросы, на которые дети отвечают слишком прямо и откровенно, — не всякий взрослый выдержит. Так было во всех зонах военных конфликтов от Афганистана до Сирии и Донбасса.

16 января 2015 года Леонид Рошаль пригласил лидеров стран провести встречу по урегулированию конфликта на Украине у постели мальчика Вани, который лишился ног, потерял руку и ослеп в результате обстрела в Донбассе. Эта же смелость и безаппеляционность позволяла ему принимать каждый раз решения в пользу детей.

Рошаль очень неохотно говорит в интервью, когда речь заходит о том, как его семья относится к тому, что он и для них неуловим. Зато лично о себе любит рассказывать. Говорит, в быту сам очень неприхотлив: ест очень простую еду, засыпает в любой обстановке примерно за две минуты, спать может хоть на полу, хоть на поставленных рядом стульях. В то же время его коллеги по НИИ, которые выезжали с ним неоднократно в зоны ЧС, отмечали, что он — заботливый руководитель, который всегда проследит, чтобы команда была нормально размещена, у всех было все необходимое.

Неуловимый

Сейчас доктор Рошаль больше занимается проблемами организации здравоохранения, практически все свое время посвящает созданной им самим Национальной медицинской палатой, а коллеги его по-прежнему зовут неуловимым «Дон Кихотом», и часто добавляют про него «Фигаро здесь, Фигаро там».

Несмотря на сложный, запутанный график по жизни, в который постоянно врывались то наводнения, то войны и землетрясения, Рошаль поддерживали теплые дружеские отношения с огромным числом людей, включая многих известных. В теплых отношениях он был с поэтом Евгением Евтушенко. После совместного пребывания в Монголии поэт посвятил доктору шутливый стих:

«Мы с доктором Рошалем

Пустыню Гоби орошали».

Дружеские отношения связывают его с семьей поэта Роберта Рождественского, композитора Марка Фрадкина, певца Иосифа Кобзона, композитора Александры Пахмутовой, скульптора Зураба Церетели и другими. Многие из них, конечно же, обращались к Рошалю за профессиональной помощью — как к детскому доктору.

Детский доктор, как Рошаль

«Вся страна его узнала, когда были кошмарные события, — рассказала ТАСС тренер Татьяна Тарасова. — Он ничего не боится, он пошел к бандитам, он жертвует собой, он был во всех горячих точках. Я его очень уважаю и очень его люблю по-человечески».

Рошаль, считает Тарасова, абсолютный гений, он помешан на медицине, помешан на детях, он безотказный человек, и он очень смелый человек.

«На любую просьбу по поводу детей он откликается сразу, мгновенно, говорит, куда приехать, что, кто посмотрит их, куда лучше в этом или другом случае. <…> Мне очень в жизни повезло, что я знаю такого человека, что я знаю такого врача. Я просто счастливый человек, от того, что рядом со мной живет такой доктор. <…> Я никогда не чувствую, сколько ему лет, он — молодой человек, <…> он молод духом, молод своими светящимися, горящими глазами, он легок на подъем», — сказала Тарасова.

Тренер подчеркнула, что очень хотелось бы, чтобы рядом с каждым ребенком, если с ним случится беда, был такой доктор, как Рошаль. «Если бы был каждый доктор таким, как Леонид Михайлович, таким отзывчивым, чутким к человеческому горю, абсолютно бесстрашным, высокопрофессиональным, честным, то мы бы жили по-другому», — добавила она.

Источник ТАСС

Фото: © Станислав Красильников/ТАСС

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *