Очереди к врачу — доколе?

Первый год реализации приоритетного национального проекта «Здоровье» позади. И хотя год — срок очень маленький, чтобы произошли кардинальные сдвиги в работе всей системы здравоохранения, но совершенно очевидно, что они наметились. Свое мнение о том, как их оценивают сами врачи и какие проблемы здравоохранения еще необходимо решить, по просьбе «Советской Сибири» нашему нештатному корреспонденту Марине Есиковой высказал председатель правления Новосибирской областной ассоциации врачей, главный врач городской поликлиники № 1, заслуженный врач РФ Сергей Борисович Дорофеев.

—Сергей Борисович, как с позиций врача и руководителя областной ассоциации врачей можно оценить то, что происходит в здравоохранении в результате реализации национального проекта?

—Наконец-то на самом деле обратили внимание на те проблемы, которые есть в первичном звене. Говорю это ответственно. Мы видим реальные шаги для изменения ситуации. Правда, шаги эти пока больше технократические. Но, наверное, правильно сначала модернизировать материальную базу первичного здравоохранения: оснастить поликлиники оборудованием, отремонтировать помещения. Можно много говорить, то или не то оборудование, в достаточном или недостаточном количестве пришло по национальному проекту, но то, что мы сами без федерального центра не сделали бы этого еще очень долго, совершенно очевидно. Нельзя сказать, что это решило все проблемы, но многие базисно решаться начали.

—Пациенты настраиваются на то, что ситуация в здравоохранении вот-вот принципиально изменится. Как чуда ждут этого и некоторые работники здравоохранения. А вы по этому поводу что скажете?

—Нельзя ждать, что все, что копилось годами, десятилетиями, можно решить за год или два. Надо понимать, что в здравоохранении нет каких-то локальных, отдельных вопросов. Решение одного тянет за собой другое. К примеру, модернизация оборудования сразу ставит вопрос обучения медицинских кадров для работы на этом оборудовании. Обучение медицинских кадров, то есть первичная специализация по тому или иному направлению, отнимает много времени — 3 — 4 месяца человека нет на работе. Это в свою очередь тянет другую проблему — замены его на это время. А кем? На рынке труда таких специалистов сегодня просто нет. Это ведет к тому, что вырастают очереди пациентов к врачам. Понятно, что эта проблема временная, но временной она будет не год и не два.

—Вот вы сказали о нехватке специалистов. Но национальный проект одной из своих задач ставит как раз решение этой проблемы. Что мешает сделать это быстро?

—Я уже говорил, что ждать моментальных результатов нельзя. Да, сегодня тенденция укомплектования участковыми врачами в целом по области отчетливо прослеживается. Но все равно значительное повышение оплаты труда участковых врачей не привело к 100-процентной укомплектованности. Просто нет столько специалистов. Нет возможности даже переквалифицироваться в участковые врачи всем, кто желал бы. Потому что есть ограничения по квоте на обучение. Это с одной стороны. А с другой — не все желают перейти в участковую службу, несмотря на всю финансовую привлекательность. Это непростая, сложная, тяжелая работа, требующая определенных психологических черт. Там не каждый сможет работать. Попробовать может любой, но остаться в этой службе может далеко не каждый. Найти контакт со своим населением на участке, а это 1700 человек, быть нужным, полезным и быть в хорошем смысле домашним доктором может далеко не каждый. Это тоже особенность работы на участке. Если к консультанту пришли и ушли, то здесь — работа годами и десятилетиями. Это требует определенного характера. Нужно очень любить пациентов и свою специальность, чтобы работать на участке.

Кадровую проблему за один год не решить. Можно представить, что мы укомплектуем участковую службу. К примеру, часть врачей — узких специалистов и из стационаров перейдет на участки. А кто же останется в стационарах? Кто будет оказывать помощь там? А где мы потом возьмем узких специалистов? У нас нет достаточного кадрового резерва. И сколько бы мы ни переливали из одного сосуда в другой, сумма не меняется. Причем есть же стационары, которые работают с огромной интенсивностью, — больницы скорой помощи, больницы, где большой объем хирургических вмешательств, в том числе экстренных, работающие в круглосуточном режиме. Там люди сейчас зарабатывают значительно меньше, чем в первичном звене. В нашем понимании это выглядит не очень справедливо. Но проблема пока реально не решается. Пока декларированы некоторые цели, но реально почти ничего не происходит. Я боюсь, что мы можем прийти к такой ситуации, что будем принимать отдельную программу по укомплектованию врачей в стационарах.

—У нас в Новосибирске есть свой медицинский университет, который ежегодно выпускает не одну сотню врачей. Неужели нельзя решить кадровую проблему за счет выпускников?

—Действительно, ежегодно выпускается более шестисот человек. Но остаются в здравоохранении не больше трети из них. Кроме того, у нас ведь, кроме муниципального здравоохранения, есть еще федеральные центры, ведомства, частные медицинские центры. И условия там более привлекательные, чем в муниципальном здравоохранении. Молодежь стремится туда. Конечно, можно было бы рассчитывать на молодежь, которую вскоре выпустит наш медицинский университет. Но у молодежи всегда есть жилищная проблема. Несмотря на всю кампанию по ипотечному кредитованию, для молодых ипотека пока не очень доступна.

—На последней коллегии здравоохранения губернатор предложил строить в районах служебное жилье и даже пообещал выделить на это деньги. Такой шаг поможет привлечь в здравоохранение, особенно на селе, ‘молодые кадры?

—Определенным стимулом это будет являться. Но служебное жилье еще надо построить. И оно должно соответствовать тем стандартам, которые есть у молодежи. У них, между прочим, другие стандарты, чем были у нас. Раньше дадут комнату в общежитии — уже хорошо. А сейчас запросы другие.

—У меня со словом «поликлиника» по ассоциации всегда рядом стоит слово «очередь». На ваш взгляд, здесь что-то меняется в лучшую сторону?

—На коллегии департамента здравоохранения было отмечено, что очередность на многие диагностические обследования, на прием к узким специалистам уменьшилась. Но если говорить честно, то в обозримом будущем мы проблему очередей и очередности полностью не решим. Да, попасть к участковому врачу пациент должен в день обращения. И какие-то необходимые для установления диагноза обследования он должен пройти в разумные сроки, а не через месяц. Но в остальном совсем без очереди не получится. Во-первых, у нас желающих посещать врачей много. Во-вторых, у нас не хватает врачей. И эти ножницы неизбежно приводят к очередям. Если мы хотим, чтобы у нас всюду не было очередей, то докторов должно быть в два раза больше.

—Врач как непреложный закон своей профессии знает, пациент должен от врача уйти удовлетворенным тем, как доктор его осмотрел, разъяснил его ситуацию, ответил на все вопросы…

—А это при существующих сегодня нормативах приема проблематично. Если мы говорим о результате и качестве, то время, которое затрачивает врач на одного пациента, необходимо увеличить в два раза. Вспомним, что некоторые из нормативов были приняты еще в 50-е годы прошлого века… И нормативы расчета, сколько должно быть к доктору прикреплено населения, тоже надо пересматривать. Население стареет, количество заболеваний увеличивается. Даже люди молодого возраста начинают понимать, что здоровье — категория материальная и экономическая, и начинают заботиться о своем здоровье. Это тоже стимулирует определенный приток пациентов.

—Их, наверное, прибавила и дополнительная диспансеризация населения. Не так ли?

—Национальный проект в части, касающейся диспансеризации населения, в среднем увеличил посещаемость поликлиник на 5-7 процентов. На те же самые штаты, которые у нас есть. Раньше мы тоже занимались диспансеризацией, но я хочу всем напомнить, что раньше у нас была цеховая служба. И по большому счету число врачей было в два раза больше. Они постоянно в течение года проводили такую диспансеризацию. Постоянно. Теперь у нас цеховой службы нет, а мы организуем диспансеризацию. Как же может сохраниться доступность медицинской помощи, если поликлиника обслуживает все больше людей, а штаты остаются прежними? Безусловно, будут очереди. Есть еще одна проблема — дисциплинированность самих пациентов. Нашу работу нельзя спланировать, чтобы пациенты приходили, когда захотят, а не когда им назначили. В том числе и по диспансеризации.

—Когда же справится наше здравоохранение с тяжелым грузом накопившихся проблем?

—Когда их все вместе складываешь, как кирпичики, то получается, что если мы чего-то хотим добиться в реформировании здравоохранения, то нужно делать очень много и по разным направлениям. И набраться при этом терпения. Ждать, что мы за год или за два существенно все изменим, революцию совершим — это неправильно. Наша специальность вообще очень консервативная, и я за то, чтобы здоровый консерватизм в ней присутствовал. Делать революционные преобразования надо очень осторожно, последовательно и с большим терпением. Мне кажется, что вектор выбран правильный и начало было правильное. На мой взгляд, надо последовательно идти по этому пути, если мы хотим, чтобы что-то в здравоохранении менялось в лучшую сторону. Дай бог, чтобы национальный проект «Здравоохранение» не закончился бы с выборами президента, а сформировался бы в последовательную, глубоко осмысленную государственную программу.

Марина Есикова
Советская Сибирь, №45 от 10 марта 2007 года
Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *