Современная медицина — это фантастика

24-25 ноября в Новосибирске пройдет очередная конференция, посвященная репродукции человека. Инициатором этого мероприятия выступает Медицинский Центр «Авиценна», при котором десять лет назад, впервые за Уралом, открылось отделение экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Благодаря врачам этой клиники на свет уже появились 1500 малышей. Руководитель отделения Ирина Айзикович рассказала о том, для чего нужны такие конференции.

— Ирина Валентиновна, вот вы, как инициатор, расскажите, зачем уже третий раз собираете профессиональное медицинское сообщество в Сибири?

— В медицину приходят современные технологии. Раньше, например, операции были очень травматичными и длительными; к тому же, приходилось делать большие разрезы на передней брюшной стенке, что требовало госпитализации человека минимум на 3-4 недели. А сейчас их заменили на лапароскопические, когда огромный объем хирургического вмешательства выполняется через крошечное отверстие, и пациент может уйти домой уже на следующий день. То, что современный врач может делать с помощью современного оборудования – это действительно фантастика.

Такие технологии пришли во все области медицины. Они пришли в хирургию и сделали её абсолютно не агрессивной, не травматичной. Они пришли в гинекологию, и теперь с помощью экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и других репродуктивных технологий мы можем обойти любое препятствие для преодоления бесплодия. Вершиной профессионального мастерства являются донорские программы и суррогатное материнство. Мы даже по анализу одной клетки эмбриона можем понять, является ли он носителем какого-то заболевания, к которому предрасположена эта семья (например, сахарного диабета), и прервать цепочку тяжёлой наследственности.

Но в Новосибирске мы столкнулись с тем, что отсутствие информации у врачей первого звена, докторов, которые принимают женщин в поликлиниках, консультациях, приводит к полному незнанию современных алгоритмов ведения такой патологии, как бесплодие. Все значимые конференции проходят либо в столичных городах, либо за границей. И они абсолютно недоступны для большинства врачей из российских регионов. Пять лет назад мы поняли, что нужно менять ситуацию, и решили провести здесь, в Сибири, хорошую, информационно насыщенную конференцию международного уровня.

— Первая прошла, если не ошибаюсь, в 2008 году?

— Не ошибаетесь. Тогда Медицинский Центр «Авиценна» собрал в Новосибирске зарубежных коллег и ведущих специалистов из наших академий, университетов. Мы взяли за основу опыт проведения именно европейских конференций, поскольку сами в течение 15 лет постоянно на них бываем. Нам нравилось, как там устраивают параллельные секции, и врач может выбрать, что ему более интересно. Причем, можно послушать одного лектора, перейти в другой зал – и послушать другого. Это очень правильная демократичная манера общения, когда ты можешь поговорить с профессором за чашечкой кофе, задать ему вопрос напрямую и тут же получить ответ, подискутировать, завязать контакты.

— Какие задачи вы перед собой ставите этими конференциями?

— Одна из задач заключается в том, чтобы предоставить врачу адекватную, интересную и актуальную информацию по его направлению. Доктор должен постоянно учиться.

Во-вторых, к нам в отделение ЭКО часто приходят женщины уже климактерического периода. Они, конечно, не сидели, сложа руки, всю свою репродуктивную жизнь, наблюдались и лечились. Но к нам приходят только в 40-47 лет, полагая, что предыдущие 20 лет врачи делали всё от них зависящее. И здесь есть серьёзная проблема, поскольку по современным стандартам Всемирной Организации Здравоохранения такая тактика не выдерживает никакой критики.

— Вы имеете в виду, что женщины приходят на ЭКО слишком поздно?

— Понимаете, репродукция – это особое направление в медицине, которое не терпит временных задержек. Женщина должна рожать ребёнка, пусть даже с помощью ЭКО, в своём репродуктивном возрасте. Потому что в 38 лет у любой, даже самой здоровой, женщины начинается истощение яичников, и получение беременности – и при половой жизни, и с помощью вспомогательных репродуктивных технологий — практически исключено. Но ведь у нас отсутствуют стандарты лечения и ведения таких больных.

— А такие стандарты вообще где-то есть?

— Во всех европейских странах! Там принято, что женщина должна забеременеть в течение года, наблюдаясь в женской консультации, и если этот год прошел, а беременности нет, то каким бы талантливым, амбициозным и грамотным доктор ни был, он отправляет её в отделение ЭКО. Если за год исчерпаны возможности – медикаментозные, хирургические, психотерапевтические, а женщина так и не забеременела, то она идёт в ЭКО. У нас подобные стандарты – чистая формальность. Они так выглядят, что никто не в состоянии их выполнить. И поэтому мы получаем женщину, которая приходит к нам в 47 лет, искренне считая, что 20 лет её вели правильно, но по каким-то причинам она не забеременела, и сейчас она пришла в ЭКО. А сейчас уже поздно.

Можно говорить, что отчасти эти моменты — отсутствие знаний у врачей, отсутствие стандартов по ведению пациентов, огромное количество возрастных женщин – и сподвигли нас на проведение этих конференций.

— Вход на мероприятие бесплатный для слушателей?

— Само собой. Хотя недавно ко мне за материалами приходили ребята, которые принимали участие в одной из сибирских студенческих конференций, так у них там это стоило 500 рублей. В Москве подобное мероприятие обойдется в 7500 рублей и более, в Санкт-Петербурге – около 5000. Мы делаем это бесплатно. Ожидаем тысячу участников.

— В программе конференции есть такое популярное направление, как workshop. Чему будут учить слушателей?

— Это семинары для небольших групп, на которых мы учим чему-то конкретному. Например, собираем эмбриологов, проводим для них практические занятия по криоконсервации ткани у онкологических больных и так далее. Один из них будет посвящён защите молочной железы. В репродукции много дискуссионных вопросов, к ним относится и повышение онкологических рисков у женщины, которая вынашивает ребенка. Мы стараемся не уходить от этих вопросов, не отмахиваться от них, а наоборот — разбираться в каждом. Если такие риски существуют, то нужно их предотвращать. В 2010 году у нас была секция, посвященная репродуктивной функции у онкологических больных. Раньше женщине, которая перенесла такое заболевание, запрещали даже думать о своём будущем ребёнке.

— Почему?

Дело в том, что во время беременности включается механизм, который отключает иммунитет женщины. Эволюция так придумала: ребёнок воспринимается как инородное тело, и чтобы его женщина не отторгла, не выкинула, у нее на девять месяцев отключается иммунитет. В это время человек становится уязвимым и онкологические клетки снова могут начать размножаться. Если раньше женщинам после онкологии запрещали даже думать о беременности, но они всё равно рожали – тайком, то теперь эти вопросы пересматриваются.

— А чего ещё вы ждете от конференции?

— Почему-то у нас в Новосибирске сложилась ситуация конфронтации, иногда даже появляется чувство, что все мы друг другу враги: чиновники врачам, врачи чиновникам, пациенты врачам и врачи пациентам. Мне бы очень хотелось, чтобы эта конференция объединила профессионалов. Чтобы началась новая, созидательная эра взаимоотношений, особенно в акушерстве и гинекологии, где женщина вообще не должна чувствовать перехода с одного этапа лечения на другой, от одного врача к другому. Мы должны быть добрыми союзниками, и делать одно дело

Ирина Валентинова

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *