Подсудность гражданских исков родственников пациентов, скончавшихся вследствие некачественного оказания медицинской помощи

0101Достаточно частым явлением судебной практики по рассмотрению т.н. «медицинских» гражданских дел стали иски родственников пациентов, скончавшихся вследствие некачественного оказания медицинской помощи, к медицинской организации о взыскании компенсации морального вреда. Данные иски не могут не требовать внимательного изучения юристами, осуществляющими защиту интересов медицинской организации (например, состав лиц, являющихся надлежащими истцами по таким искам, основания требования и т.д.). Одним из таких вопросов является вопрос о подсудности соотвествующего иска соответствующему суду.

Сложившимся обычаем судебной практики определять подсудность исков по гражданским делам о взыскании компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника, вызванной некачественным оказанием медицинских услуг, по правилам ч. 5 ст. 29 ГПК РФ, предоставляющей, по мнению судов , истцу по соответствующему иску, возможность обратиться по своему выбору в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.
По существу данная практика уже закрепилась и в разъяснениях высших судебных инстанций. Так, в абз. 1 п. 2 своего Постановления от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» Верховный суд РФ указал: «Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, в том числе иски о компенсации морального вреда, могут быть предъявлены гражданином как по общему правилу территориальной подсудности — по месту жительства ответчика (по месту нахождения организации), так и в суд по месту своего жительства или месту причинения вреда (статьи 28 и 29 ГПК РФ).».
В частности, ссылкой именно на эти положения данного Постановления Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда обосновала оставление без удовлетворения частной жалобы ответчика на определение одного из районных судов Новосибирска об отказе в удовлетворении ходатайства ответчика о передаче по подсудности гражданского дела по иску по иску группы лиц к медицинской организации о взыскании морального вреда в связи со смертью близкого, вызванной некачественным лечением.
Сославшись, кроме указанных положений Пленума Верховного суда РФ , на положения ч. 5, ч. 10 ст. 29 ГПК РФ, суд апелляционной инстанции указал, что, его мнению, иски о возмещении любого вреда, причиненного повреждением здоровья, в том числе и морального, предъявляются в суд по правилам альтернативной подсудности, оставив по данному основанию определение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении ходатайства ответчика о передаче дела по подсудности без изменения, а его частную жалобу – без удовлетворения.
Обратимся непосредственно к тексту закона, а именно — ч. 5 ст. 29 ГПК РФ гласящему, что: «Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, могут предъявляться истцом также в суд по месту его жительства или месту причинения вреда.».
Нетрудно заметить, что эта норма процессуального права устанавливает альтернативную подсудность для исков о возмещении вреда, предусмотренного § 2 Главы 59 ГК РФ «Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина» и не предусматривает такой подсудности для иска о взыскании компенсации морального вреда. Изменение установленной процессуальным законом подсудности соответствующего дела Пленумом Верховного суда, не являющегося, как известно, источником ни материального, ни процессуального права, произведено быть не может.
Исходя из изложенных выше положений как материального, так и процессуального закона , указание п. 2 Пленума в соответствии с которым иски о возмещении вреда, причиненного увечьем, иным повреждением здоровья или в результате смерти кормильца, в том числе иски о компенсации морального вреда, могут быть предъявлены гражданином как по общему правилу территориальной подсудности — по месту жительства ответчика (по месту нахождения организации), так и в суд по месту своего жительства или месту причинения вреда (ст. ст. 28, 29 ГПК РФ) , может быть истолковано, по нашему мнению, только в том смысле, что истец, обращающийся в суд с иском о взыскании возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, одновременно с основными исковыми требованиями, вытекающими из правоотношений, урегулированных § 2 Главы 59 ГК РФ «Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина», вправе предъявить в тот же суд дополнительные исковые требования, вытекающие из § 4 Главы 59 ГК РФ «Компенсация морального вреда», на что указывает словосочетание «в том числе». Такое толкование полностью соответствует положениям ч. 10 ст. 29 ГПК РФ, согласно которой выбор между несколькими судами, которым согласно настоящей статье подсудно дело, принадлежит истцу.
Истолкование данных разъяснений Пленума в том, смысле, что правила об альтернативной подсудности, установленной для исков о взыскании возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, распространяются и на иски о взыскании компенсации морального вреда, в случае предъявления соответствующих исков по отдельности, означало бы изменение установленной законом подсудности не путем внесения соответствующих изменений в закон, а актом судебной практики, что недопустимо.
В случае предъявления истцов исков о возмещении вреда , причиненного жизни или здоровью, а также — компенсации морального вреда не в рамках одного иска, а по отдельности, они станут подсудны различным судам: требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью – суду по месту жительства или нахождения ответчика (ст. 28 ГПК РФ), суду по месту жительства истца или по месту причинения вреда (ч. 5 ст. 29 ГПК РФ). Иск о взыскании компенсации морального вреда в этом случае станет подсудным суду по месту жительства или месту нахождения ответчика (ст. 28 ГПК РФ), что также не противоречит положениям ч. 10 ст. 29 ГПК РФ.
Таким образом, если исковые требования истцов по делу исчерпываются требованием о компенсации морального вреда, причиненного смертью пациента, скончавшегося вследствие некачественного оказания медицинской помощи, его подсудность должна была определяться по общим правилам подсудности, установленным ст. 28 ГПК РФ т.е. – по месту нахождения ответчика, в связи с чем определение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении ходатайства Ответчика о передаче дела по подсудности, а также апелляционное определение суда апелляционной инстанции об оставлении определения суда первой инстанции без изменения, а частной жалобы ответчика на данное определение без удовлетворения не были основаны на процессуальном законе.
Указание же суда апелляционной инстанции о том что «иски о возмещении любого вреда, причиненного повреждением здоровья, в том числе и морального, предъявляются в суд по правилам альтернативной подсудности» , которым он обосновал свое определение, свидетельствует об отождествлении судом вреда, причиненного жизни или здоровью и компенсации морального вреда, хотя речь идет о различных правовых институтах, регулируемых различными нормами материального права: так, ст. ст. 1084-1094 ГК РФ регулируют возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина и имеют имущественный характер, ст. ст. 1099-1101 ГК РФ регулируют компенсацию морального вреда и имеют неимущественный характер.
Между тем, в своем определении суд апелляционной инстанции, по сути, включает неимущественную компенсацию морального вреда в состав имущественного вреда причиненного жизни или здоровью гражданина, т.е. рассматривает ее не как отдельный вид вреда, как это следует из смысла законодательства, а как составную часть вреда, причиненного жизни или здоровью, что, конечно , не соответствует правовой природе данного института права.

Хлудов Е.Ю., юрист

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *